Гигиена в средневековой Европе: почему частое мытье считалось грехом

Немытая Европа. Личная гигиена в средние века

Да, в России с гигиеной во все времена не было таких глобальных проблем как в Европе, которую по этой причине прозвали немытой. Как известно средневековые европейцы пренебрегали личной гигиеной, а некоторые даже гордились тем, что мылись всего лишь два, а то и один раз в жизни. Наверняка вы хотели бы узнать немного больше о том, как соблюдали гигиену европейцы и кого называли «божьими жемчужинами».

Не кради, не убий, не мойся

И ладно бы только дрова. Католическая церковь запрещала любые омовения кроме тех, что происходят во время крещения (которое должно было омыть христианина раз и навсегда) и перед свадьбой. Никакого отношения к гигиене все это, разумеется, не имело. А еще считалось, что при погружении тела в воду, особенно в горячую, открываются поры, через которые в организм проникает вода, которая потом не найдет выхода. Поэтому якобы тело становится уязвимым для инфекций. Это и понятно, ведь в одной и той же воде мылись все — от кардинала до кухарки. Так что после водных процедур европейцы действительно болели. И сильно.

Людовик XIV мылся всего два раза в жизни. И после каждого хилел так, что придворные готовили завещание. Тот же «рекорд» — у королевы Изабеллы Кастильской, которая страшно гордилась, что вода касалась ее тела первый раз — при крещении, а второй — перед свадьбой.

Церковь предписывала заботиться не о теле, а о душе, поэтому для отшельников грязь была добродетелью, а нагота — стыдом (видеть тело, не только чужое, но и собственное, — грех). Поэтому если и мылись, то в рубахах (эта привычка сохранится до конца XIX века).

Дама с собачкой

Вшей называли «божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Влюбленные трубадуры снимали с себя блох и ссаживали на даму сердца, чтобы кровь, смешавшись в желудке насекомого, объединила сердца сладкой парочки. Несмотря на всю свою «святость», насекомые людей таки доставали. Именно поэтому каждый имел при себе блохоловку или небольшую собаку (в случае дам). Так что, дорогие девушки, нося с собой карманную собачку в розовой попоне, помните, откуда взялась традиция.

От вшей избавлялись по-другому. Смачивали в крови и меду кусочек меха, а потом помещали его в прическу. Почуяв запах крови, насекомые должны были устремиться к приманке и застрять в меду. А еще носили шелковое белье, которое, кстати, и стало популярным именно благодаря своей «скользкости». «Божьи жемчужины» не могли уцепиться за столь гладкую ткань. Это еще что! В надежде спастись от вшей многие практиковали более радикальный способ — ртуть. Ее втирали в кожу головы, а иногда и ели. Правда, умирали от этого в первую очередь люди, а не вши.

Народное единство

В 1911 году археологи откопали древние постройки из обожженного кирпича. Это были стены крепости Мохенджо-Даро — древнейшего города долины Инда, возникшего примерно в 2600 году до н. э. Странные отверстия по периметру зданий оказались сортирами. Древнейшими из найденных.
Потом туалеты, или латрины, будут у римлян. Ни в Мохенджо-Даро, ни в Царице вод (Древнем Риме), кстати, они не предполагали уединения. Восседая на своих «толчках», расположенных по периметру зала друг напротив друга (подобно тому как сегодня устроены сиденья в метро), древние римляне предавались беседам о стоицизме или эпиграммах Сенеки.

В конце XIII века в Париже был издан закон о том, что, выливая ночной горшок из окна, нужно кричать: «Осторожно, вода!»

В Средневековой Европе туалетов не было вообще. Только у высшей знати. И то очень редко и самые примитивные. Говорят, что французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок, потому что в старом буквально нечем было дышать. Отходы человеческой жизнедеятельности были повсюду: у дверей, на балконах, во дворах, под окнами. При качестве средневековой пищи и антисанитарии диарея была делом обычным — до туалета просто не добежишь.

В конце XIII века в Париже был издан закон о том, что, выливая ночной горшок из окна, нужно кричать: «Осторожно, вода!». Даже мода на широкополые шляпы появилась якобы только, чтобы предохранить дорогую одежду и парики от того, что летело сверху. По описаниям многих гостей Парижа, например Леонардо да Винчи, на улицах города стоял жуткий смрад. Что там в городе — в самом Версале! Попав туда, народ старался оттуда не выходить, пока не встретится с королем. Туалетов не было, поэтому в «маленькой Венеции» пахло отнюдь не розами. У самого Людовика XIV, впрочем, ватерклозет был. Король-солнце мог восседать на нем, даже принимая гостей. Присутствовать при туалете высокопоставленных особ вообще считалось «гонорис кауза» (особо почетным).Первый общественный туалет в Париже появился лишь в XIX веке. Но предназначен он был исключительно… для мужчин. В России общественные уборные появились при Петре I. Но тоже только для придворных. Правда, обоего пола.

А 100 лет назад началась испанская кампания по электрификации страны. Называлась она просто и понятно — «Унитаз». В переводе с испанского это означает «единство». Вместе с изоляторами производили и другие фаянсовые изделия. Те самые, потомки которых стоят теперь в каждом доме, — унитазы. Первый унитаз со сливным бачком еще в конце XVI века изобрел придворный английского королевского двора Джон Харингтон. Но популярностью ватерклозет не пользовался — из-за дороговизны и отсутствия канализации.

И зубной порошок, и густой гребешок

Если не было таких благ цивилизации, как элементарный сортир и баня, то про зубную щетку и дезодорант говорить не приходится. Хотя иногда для чистки зубов пользовались кисточками из веток. В Киевской Руси — дубовыми, на Ближнем Востоке и в Южной Азии — из дерева арак. В Европе использовали тряпочки. А то и вовсе зубы не чистили. Правда, зубную щетку изобрели именно в Европе, а точнее, в Англии. В 1770 году ее придумал Уильям Аддисон. Но массовым производство стало далеко не сразу — в XIX веке. Тогда же был изобретен зубной порошок.

А что же с туалетной бумагой? Ничего, разумеется. В Древнем Риме ее заменяли губки, смоченные в соленой воде, которые крепились к длинной рукояти. В Америке — кукурузные кочерыжки, а у мусульман — обычная вода. В Средневековой Европе и на Руси простой люд пускал в ход листья, траву и мох. Знать использовала шелковые тряпочки.

Считается, что духи были придуманы только для того, чтобы заглушить жуткий уличный смрад. Так это или нет — доподлинно неизвестно. А вот косметическое средство, которое сейчас назвали бы дезодорантом, появилось в Европе только в 1880-х годах. Правда, еще в IX веке некто Зирьяб предложил использовать дезодорант (судя по всему, собственного производства) в мавританской Иберии (части современной Франции, Испании, Португалии и Гибралтара), но на это никто не обратил внимания.

А ведь уже в древности люди понимали: если удалить волосы в подмышечной впадине — запах пота не будет столь сильным. То же самое, если их мыть. Но в Европе, как мы уже сказали, подобное не практиковалось. Что касается депиляции, то волосы на женском теле никого не раздражали вплоть до 1920-х годов. Только тогда европейские дамы впервые задумались: брить или не брить.

Почему в средневековой Европе было строго запрещено мыть лицо

В современных художественных произведениях (книгах, фильмах и так далее) средневековый Европейский город представляется неким фэнтезийным местом с изящной архитектурой и красивыми костюмами, населённый благообразными и симпатичными людьми. В реальности, попав в Средневековье, современный человек был бы шокирован обилием грязи и удушающим запахом помоев.

Как европейцы перестали мыться

Историки полагают, что любовь к купанию в Европе могла исчезнуть по двум причинам: материальной – из-за тотальной вырубки лесов, и духовной – из-за фанатичной веры. Католическая Европа в Средние века заботилась о чистоте души больше, чем о чистоте тела.

Часто священнослужители и просто глубоко верующие люди брали на себя аскетические обеты не мыться – так, например, Изабелла Кастильская не мылась два года, пока не закончилась осада крепости Гранада.

У современников подобное ограничение вызывало только восхищение. Согласно другим источникам, эта испанская королева мылась лишь два раза в жизни: после рождения и перед венчанием.

Бани не пользовались таким успехом в Европе как на Руси. Во времена буйства Чёрной Смерти, они были объявлены виновницами чумы: одежду посетители складывали в одну кучу и разносчики заразы переползали с одного платья на другое. Более того, вода в средневековых термах была не очень тёплой и люди после мытья часто простужались и заболевали.

Отметим, что эпоха Возрождения не сильно улучшила положение дел с гигиеной. Связывают это с развитием движения Реформации. Человеческая плоть сама по себе, с точки зрения католицизма, греховна. А для протестантов-кальвинистов, сам человек существо неспособное к праведной жизни.

Трогать себя руками католические и протестантские священнослужители не рекомендовали своей пастве, это считалось грехом. И, конечно же, баня и мытье тела в закрытом помещении, осуждались истовыми фанатиками.

К тому же ещё в середине ХV века в европейских трактатах о медицине можно было прочесть, что «водные ванны утепляют тело, но ослабляют организм и расширяют поры, поэтому они могут вызвать болезни и даже смерть».

Подтверждением неприязни к «излишней» чистоте тела является негативная реакция «просвещённых» голландцев на любовь русского Императора Петра I к купанию – царь купался минимум раз в месяц, чем изрядно шокировал европейцев.

Почему в Средневековой Европе не умывались?

Вплоть до ХIX века умывание воспринималось не только как необязательная, но и вредная, опасная процедура. В медицинских трактатах, в богословских руководствах и этических сборниках мытьё если не порицалось авторами, то не упоминалось. В руководстве учтивости 1782 года умывание водой даже запрещалось, потому что кожа лица становится чувствительнее к холоду зимой, а к жаре – летом.

Все гигиенические процедуры ограничивались лёгким ополаскиванием рта и рук. Все лицо целиком мыть было не принято. Медики XVI века писали об этой «пагубной практике»: мыть лицо ни в коем случае нельзя, поскольку может случиться катар или ухудшиться зрение.

Умывать лицо запрещалось также из-за того, что смывалась святая вода, с которой христианин соприкасался во время таинства крещения (в протестантских церквях дважды исполняется таинство крещения).

Многие историки полагают, что из-за этого истовые христиане Западной Европы не мылись годами или не знали воды вообще. Но это не совсем верно – чаще всего людей крестили в детстве, поэтому версия о сохранении «крещенской воды» не выдерживает никакой критики.

Другое дело, когда речь идёт о монашествующих. Самоограничения и аскетические подвиги для чёрного духовенства – распространенная практика, как для католиков, так и православных. Но на Руси ограничения плоти всегда были связаны с моральным обликом человека: преодоление похоти, чревоугодия и других пороков не заканчивались на только материальном плане, длительная внутренняя работа была важнее, чем внешние атрибуты.

На Западе же грязь и вши, которых называли «Божьими жемчужинами», считались особыми признаками святости. На телесную чистоту средневековые священники смотрели с порицанием.

Прощай, немытая Европа

Как письменные, так и археологические источники подтверждают версию о том, что в Средние века гигиена была ужасна. Чтобы иметь адекватное представление о той эпохе, достаточно вспомнить сцену из фильма «Тринадцатый воин», где лохань для умывания переходит по кругу, а рыцари плюются и сморкаются в общую воду.

В статье «Жизнь в 1500-х годах» рассматривалась этимология различных поговорок. Её авторы полагают, что благодаря вот таким грязным лоханкам и появилось выражение «не выплеснуть с водой ребёнка».

Гигиена в Средневековой Европе была грехом

До 19 века в Европе царила ужасающая дикость. Забудьте о том, что вам показывали в фильмах и фэнтезийных романах. Правда – она гораздо менее. хм. благоуханна. Причем это относится не только к мрачному Средневековью. В воспеваемых эпохах Возрождения и Ренессанса принципиально ничего не изменилось.
Кстати, как ни прискорбно, но почти за все отрицательные стороны жизни в той Европе ответственна христианская церковь. Католическая, в первую очередь.

Античный мир возвел гигиенические процедуры в одно из главных удовольствий, достаточно вспомнить знаменитые римские термы. До победы христианства только в одном Риме действовало более тысячи бань. Христиане первым делом, придя к власти, закрыли все бани.
К мытью тела тогдашний люд относился подозрительно: нагота – грех, да и холодно – простудиться можно. (На самом деле – не совсем так. “Сдвиг” на наготе произошел где-то в 18-19 вв, но действительно не мылись- П.Краснов). Горячая же ванна нереальна – дровишки стоили уж очень дорого, основному потребителю – Святой Инквизиции – и то с трудом хватало, иногда любимое сожжение приходилось заменять четвертованием, а позже – колесованием.

Королева Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь мылась всего два раза – при рождении и в день свадьбы.
Дочь одного из французских королей погибла от вшивости. Папа Климент V погибает от дизентерии, а Папа Климент VII мучительно умирает от чесотки (как и король Филипп II). Герцог Норфолк отказывался мыться из религиозных убеждений. Его тело покрылось гнойниками. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьется мертвецки пьяным, и еле-еле отмыли.
Русские послы при дворе французского короля Людовика XIV писали, что их величество “смердит аки дикий зверь”.
Самих же русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц и более – безобразно часто.
Если в ХV – ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII – ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться – но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму. Французский король Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни – и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры.
В те смутные христианские времена уход за телом считался грехом.

Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения.
Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя “святую” воду, к которой прикоснулся при крещении.
В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу. (Не все, а только некоторых орденов – П.Краснов)
На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли “Божьими жемчужинами” и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки. (Тоже не все, а только некоторых орденов – П.Краснов)
Люди настолько отвыкли от водных процедур, что доктору Ф.Е. Бильцу в популярном учебнике медицины конца XIX(!) века приходилось уговаривать народ мыться. “Есть люди, которые, по правде говоря, не отваживаются купаться в реке или в ванне, ибо с самого детства никогда не входили в воду. Боязнь эта безосновательна, – писал Бильц в книге “Новое природное лечение”, – После пятой или шестой ванны к этому можно привыкнуть. “. Доктору мало кто верил.

Читайте также:  Канализационная ревизия: особенности установки

Духи – важное европейское изобретение – появились на свет именно как реакция на отсутствие бань. Первоначальная задача знаменитой французской парфюмерии была одна – маскировать страшный смрад годами немытого тела резкими и стойкими духами.
Французский Король-Солнце, проснувшись однажды утром в плохом настроении (а это было его обычное состояние по утрам, ибо, как известно, Людовик XIV страдал бессонницей из-за клопов), повелел всем придворным душиться. Речь идет об эдикте Людовика XIV, в котором говорилось, что при посещении двора следует не жалеть крепких духов, чтобы их аромат заглушал зловоние от тел и одежд.
Первоначально эти “пахучие смеси” были вполне естественными. Дамы европейского средневековья, зная о возбуждающем действии естественного запаха тела, смазывали своими соками, как духами, участки кожи за ушами и на шее, чтобы привлечь внимание желанного объекта.

Туалет в “продвинутом” Европейском замке – все вываливается под окна
С приходом христианства будущие поколения европейцев забыли о туалетах со смывом на полторы тысячи лет, повернувшись лицом к ночным вазам. Роль забытой канализации выполняли канавки на улицах, где струились зловонные ручьи помоев.
Забывшие об античных благах цивилизации люди справляли теперь нужду где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать. Ночные горшки стояли под кроватями дни и ночи напролет.
После того, как французский король Людовик IX (ХIII в.) был облит дерьмом из окна, жителям Парижа было разрешено удалять бытовые отходы через окно, лишь трижды предварительно крикнув: “Берегись!”.
Примерно в 17 веке для защиты голов от фекалий были придуманы широкополые шляпы.

Изначально реверанс имел своей целью всего лишь убрать вонючую шляпу подальше от чувствительного носа дамы.
В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При “нужде” гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили “ночные вазы”, содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца.
То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.
Французский Король-Солнце, как и все остальные короли, разрешал придворным использовать в качестве туалетов любые уголки Версаля и других замков. Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже Традиции стояла . диарея /понос/.

Беспощадная, неумолимая, способная застигнуть врасплох кого угодно и где угодно. При соответствующем качестве средневековой пищи понос был перманентным.
Эта же причина прослеживается в моде тех лет на мужские штаны-панталоны, состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев.
Парижская мода на большие широкие юбки, очевидно, вызвана теми же причинами. Хотя юбки использовались также и с другой целью – чтобы скрыть под ними собачку, которая была призвана защищать Прекрасных Дам от блох.
Естественно, набожные люди предпочитали испражняться лишь с Божией помощью – венгерский историк Иштван Рат-Вег в “Комедии книги” приводит виды молитв из молитвенника под названием:
“Нескромные пожелания богобоязненной и готовой к покаянию души на каждый день и по разным случаям”,
в число которых входит “Молитва при отправлении естественных потребностей”.

Не имевшие канализации средневековые города Европы зато имели крепостную стену и оборонительный ров, заполненный водой. Он роль “канализации” и выполнял. Со стен в ров сбрасывалось дерьмо.
Во Франции кучи дерьма за городскими стенами разрастались до такой высоты, что стены приходилось надстраивать, как случилось в том же Париже – куча разрослась настолько, что дерьмо стало обратно переваливаться, да и опасно это показалось – вдруг еще враг проникнет в город, забравшись на стену по куче экскрементов.
Улицы утопали в грязи и дерьме настолько, что в распутицу не было никакой возможности по ним пройти. Именно тогда, согласно дошедшим до нас летописям, во многих немецких городах появились ходули, “весенняя обувь” горожанина, без которых передвигаться по улицам было просто невозможно.
Вот как, по данным европейских археологов, выглядел настоящий французский рыцарь на рубеже XIV-XV вв: средний рост этого средневекового “сердцееда” редко превышал один метр шестьдесят (с небольшим) сантиметров (население тогда вообще было низкорослым).

Небритое и немытое лицо этого “красавца” было обезображено оспой (ею тогда в Европе болели практически все). Под рыцарским шлемом, в свалявшихся грязных волосах аристократа, и в складках его одежды во множестве копошились вши и блохи.
Изо рта рыцаря так сильно пахло, что для современных дам было бы ужасным испытанием не только целоваться с ним, но даже стоять рядом (увы, зубы тогда никто не чистил). А ели средневековые рыцари все подряд, запивая все это кислым пивом и закусывая чесноком – для дезинфекции.
Кроме того, во время очередного похода рыцарь сутками был закован в латы, которые он при всем своем желании не мог снять без посторонней помощи. Процедура надевания и снимания лат по времени занимала около часа, а иногда и дольше.

Разумеется, всю свою нужду благородный рыцарь справлял. прямо в латы. (Это далеко не всегда было так – при переходе обычно носили кольчуги, сплошные латы обычно одевали перед боем – слишком было в них тяжело. П.Краснов)

Некоторые историки были удивлены, почему солдаты Саллах-ад-Дина так легко находили христианские лагеря. Ответ пришел очень скоро – по запаху.
Если в начале средневековья в Европе одним из основных продуктов питания были желуди, которые ели не только простолюдины, но и знать, то впоследствии (в те редкие года, когда не было голода) стол бывал более разнообразным. Модные и дорогие специи использовались не только для демонстрации богатства, они также перекрывали запах, источаемый мясом и другими продуктами.
В Испании в средние века женщины, чтобы не завелись вши, часто натирали волосы чесноком.
Чтобы выглядеть томно-бледной, дамы пили уксус. Собачки, кроме работы живыми блохоловками, еще одним способом пособничали дамской красоте: в средневековье собачьей мочой обесцвечивали волосы.
Сифилис ХVII -XVIII веков стал законодателем мод.
Гезер писал, что из-за сифилиса исчезала всяческая растительность на голове и лице.
И вот кавалеры, дабы показать дамам, что они вполне безопасны и ничем таким не страдают, стали отращивать длиннющие волосы и усы.
Ну, а те, у кого это по каким-либо причинам не получалось, придумали парики, которые при достаточно большом количестве сифилитиков в высших слоях общества быстро вошли в моду и в Европе и в Северной Америке. Сократовские же лысины мудрецов перестали быть в почете до наших дней. (примечание: это некоторое преувеличение Гезера, волосы на голове брили, чтобы не разводить вшей и блох – П.Краснов)

Благодаря уничтожению христианами кошек расплодившиеся крысы разнесли по всей Европе чумную блоху, отчего пол-Европы погибло. Спонтанно появилась новая и столь необходимая в тех условиях профессия крысолова.
Власть этих людей над крысами объясняли не иначе как данной дьяволом, и потому церковь и инквизиция при каждом удобном случае расправлялись с крысоловами, способствуя таким образом дальнейшему вымиранию своей паствы от голода и чумы.
Методы борьбы с блохами были пассивными, как например палочки-чесалочки. Знать с насекомыми борется по своему – во время обедов Людовика XIV в Версале и Лувре присутствует специальный паж для ловли блох короля.
Состоятельные дамы, чтобы не разводить “зоопарк”, носят шелковые нижние рубашки, полагая, что вошь за шелк не уцепится, ибо скользко. Так появилось шелковое нижнее белье, к шелку блохи и вши действительно не прилипают.

Влюбленные трубадуры собирали с себя блох и пересаживали на даму, чтоб кровь смешалась в блохе.
Кровати, представляющие собой рамы на точеных ножках, окруженные низкой решеткой и обязательно с балдахином в средние века приобретают большое значение. Столь широко распространенные балдахины служили вполне утилитарной цели – чтобы клопы и прочие симпатичные насекомые с потолка не сыпались.
Считается, что мебель из красного дерева стала столь популярна потому, что на ней не было видно клопов. (Раздавленных клопов – П.Краснов)
Кормить собой вшей, как и клопов, считалось “христианским подвигом”. Последователи святого Фомы, даже наименее посвященные, готовы были превозносить его грязь и вшей, которых он носил на себе. Искать вшей друг на друге (точно, как обезьяны – этологические корни налицо) – значило высказывать свое расположение.

Средневековые вши даже активно участвовали в политике – в городе Гурденбурге (Швеция) обыкновенная вошь (Pediculus) была активным участником выборов мэра города. Претендентами на высокий пост могли быть в то время только люди с окладистыми бородами.
Выборы происходили следующим образом. Кандидаты в мэры садились вокруг стола и выкладывали на него свои бороды. Затем специально назначенный человек вбрасывал на середину стола вошь. Избранным мэром считался тот, в чью бороду заползало насекомое.
Пренебрежение гигиеной обошлось Европе очень дорого: в XIV веке от чумы (“черной смерти”) Франция потеряла треть населения, а Англия и Италия – до половины.
Медицинские методы оказания помощи в то время были примитивными и жестокими. Особенно в хирургии.
Например, для того, чтобы ампутировать конечность, в качестве “обезболивающего средства” использовался тяжелый деревянный молоток, “киянка”, удар которого по голове приводил к потере сознания больного, с другими непредсказуемыми последствиями.

Раны прижигали каленым железом, или поливали крутым кипятком или кипящей смолой. Повезло тому, у кого всего лишь геморрой. В средние века его лечили прижиганием раскаленным железом. Это значит – получи огненный штырь в задницу – и свободен. Здоров.
Сифилис обычно лечили ртутью, что, само собой, к благоприятным последствиям привести не могло.
Кроме клизм и ртути основным универсальным методом, которым лечили всех подряд, являлось кровопускание.
Болезни считались насланными дьяволом и подлежали изгнанию – “зло должно выйти наружу”.
У истоков кровавого поверья стояли монахи – “отворители крови”.

Кровь пускали всем – для лечения, как средство борьбы с половым влечением, и вообще без повода – по календарю.

Ну и немного от себя. как то очень давно, еще в свои школьные годы попалась мне книга (точного названия я сейчас не воспроизведу) в которой описывались воспоминания посла Персии о его поездках по той средневековой “посвященной” европе. Так вот, пригласил как то этого посла погостит пару дней в своем дворце один из тогдашних монархов франции, естественно, что посол отказать не мог и “с удовольствием” согласился.
Вся персидская делегация сославшись на “неотложные государственные дела” в срочном порядке ретировалась в первый же вечер, после того как высокопоставленный посол увидел свою опочивальню с “шевелящимся” от живности матрасом.

Личная гигиена в Средневековье

Разные эпохи ассоциируются с разными запахами. Diletant.media публикует историю о личной гигиене в средневековой Европе.

Средневековая Европа, вполне заслуженно пахнет нечистотами и смрадом гниющих тел. Города отнюдь не походили на чистенькие павильоны Голливуда, в которых снимаются костюмированные постановки романов Дюма. Швейцарец Патрик Зюскинд, известный педантичным воспроизведением деталей быта описываемой им эпохи, ужасается зловонию европейских городов позднего средневековья.

Королева Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь мылась всего два раза — при рождении и в день свадьбы.

Дочь одного из французских королей погибла от вшивости. Папа Климент V погибает от дизентерии.

Герцог Норфолк отказывался мыться якобы из религиозных убеждений. Его тело покрылось гнойниками. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьется мертвецки пьяным, и еле-еле отмыли.

В средневековой Европе чистые здоровые зубы считались признаком низкого происхождения. Знатные дамы гордились плохими зубами. Представители знати, которым от природы достались здоровые белые зубы, обычно стеснялись их и старались улыбаться пореже, чтобы не демонстрировать свой «позор».

В руководстве учтивости, изданном в конце XVIII века (Manuel de civilite, 1782) формально запрещается пользоваться водой для умывания, «ибо это делает лицо зимою более чувствительным к холоду, а летом к жаре».

Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни — и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры. Русские послы при его дворе писали, что их величество «смердит аки дикий зверь».

Самих же русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц — безобразно часто (распространенную теорию о том, что русское слово «смердеть» и происходит от французского «мерд» — «говно», пока, впрочем, признаем излишне спекулятивной).

Давно гуляет по анекдотам сохранившаяся записка, посланная имевшим репутацию прожженного донжуана королем Генрихом Наваррским своей возлюбленной, Габриэль де Эстре: «Не мойся, милая, я буду у тебя через три недели».

Наиболее типичная европейская городская улица была шириной в 7−8 метров (такова, например, ширина важной магистрали, которая ведет к собору Парижской Богоматери). Маленькие улицы и переулки были значительно уже — не более двух метров, а во многих старинных городах встречались улочки шириной и в метр. Одна из улиц старинного Брюсселя носила название «Улица одного человека», свидетельствующее о том, что два человека не могли там разойтись.

Ванная комната Людовика XVI. Крышка на ванной служила и для сохранения тепла, и одновременно столиком для занятий и еды. Франция, 1770

Моющих средств, как и самого понятия личной гигиены, в Европе до середины ХIХ века вообще не существовало.

Улицы мыл и чистил единственный существовавший в те времена дворник — дождь, который, несмотря на свою санитарную функцию, считался наказанием господним. Дожди вымывали из укромных мест всю грязь, и по улицам неслись бурные потоки нечистот, которые иногда образовывали настоящие реки.

Читайте также:  Где хранить фен в маленькой ванной, чтобы это было безопасно

Если в сельской местности рыли выгребные ямы, то в городах люди испражнялись в узеньких переулках и во дворах.

Но и сами люди были ненамного чище городских улиц. «Водные ванны утепляют тело, но ослабляют организм и расширяют поры. Поэтому они могут вызвать болезни и даже смерть», — утверждал медицинский трактат ХV века. В Средние века считалось, что в очищенные поры может проникнуть зараженный инфекцией воздух. Вот почему высочайшим декретом были упразднены общественные бани. И если в ХV — ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII — ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться — но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму.

Все гигиенические мероприятия сводились только к легкому ополаскиванию рук и рта, но только не всего лица. «Мыть лицо ни в коем случае нельзя, — писали медики в ХVI веке, — поскольку может случиться катар или ухудшиться зрение». Что же касается дам, то они мылись 2 — 3 раза в год.

Большинство аристократов спасались от грязи с помощью надушенной тряпочки, которой они протирали тело. Подмышки и пах рекомендовалось смачивать розовой водой. Мужчины носили между рубашкой и жилетом мешочки с ароматическими травами. Дамы пользовались только ароматической пудрой.

Средневековые «чистюли» часто меняли белье — считалось, что оно впитывает в себя всю грязь и очищает от нее тело. Однако к смене белья относились выборочно. Чистая накрахмаленная рубашка на каждый день была привилегией состоятельных людей. Вот почему в моду вошли белые гофрированные воротники и манжеты, которые свидетельствовали о богатстве и чистоплотности их владельцев. Бедняки не только не мылись, но и не стирали одежду — у них не было смены белья. Самая дешевая рубашка из грубого полотна стоила столько же, сколько дойная корова.

Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения. Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу. На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки. Люди справляли нужду где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать.

В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При «нужде» гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили «ночные вазы», содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца. То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.

Известна история, как однажды к королю прибыл посол Испании и, зайдя к нему в опочивальню (дело было утром), попал в неловкую ситуацию — у него от королевского амбре заслезились глаза. Посол вежливо попросил перенести беседу в парк и выскочил из королевской спальни как ошпаренный. Но в парке, где он надеялся вдохнуть свежего воздуха, незадачливый посол просто потерял сознание от вони — кусты в парке служили всем придворным постоянным отхожим местом, а слуги туда же выливали нечистоты.

Туалетная бумага появилась только в конце 1800-х годов, а до тех пор люди пользовались подручными средствами. Богатые могли позволить себе роскошь подтираться полосками ткани. Бедные же использовали старые тряпки, мох, листья.

Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в тот, описанный выше, парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже традиции стояла… диарея. При соответствующем качестве средневековой пищи она была перманентной. Эта же причина прослеживается в моде тех лет (XII-XV вв.) на мужские штаны-панталоны состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев.

Методы борьбы с блохами были пассивными, как например палочки-чесалочки. Знать с насекомыми борется по своему — во время обедов Людовика XIV в Версале и Лувре присутствует специальный паж для ловли блох короля. Состоятельные дамы, чтобы не разводить «зоопарк», носят шелковые нижние рубашки, полагая, что вошь за шелк не уцепится, ибо скользко. Так появилось шелковое нижнее белье, к шелку блохи и вши действительно не прилипают.

Кровати, представляющие собой рамы на точеных ножках, окруженные низкой решеткой и обязательно с балдахином в средние века приобретают большое значение. Столь широко распространенные балдахины служили вполне утилитарной цели — чтобы клопы и прочие симпатичные насекомые с потолка не сыпались.

Считается, что мебель из красного дерева стала столь популярна потому, что на ней не было видно клопов.

В России в те же годы

Русский народ был на удивление чистоплотным. Даже самая бедная семья имела в своем дворе баню. В зависимости от того, как она топилась, парились в ней «по-белому» или «по-черному». Если дым из печи попадал через трубу наружу, то парились «по-белому». Если дым шел непосредственно в парную, то после проветривания стены окатывали водой, и это называлось париться «по-черному».

Был еще один оригинальный способ мыться — в русской печи. После приготовления еды стелили внутрь солому, и человек осторожно, чтобы не испачкаться в саже, залезал в печь. На стены плескали воду или квас.

Баня испокон века топилась по субботам и перед большими праздниками. В первую очередь мыться шли мужчины с ребятами и обязательно натощак.

Глава семейства готовил березовый веник, замачивая его в горячей воде, прыскал на него квасом, крутил над горячими камнями, пока от веника не начинал исходить душистый пар, а листья становились мягкими, но к телу не липли. И только после этого начинали мыться и париться.

Общественные бани строились в городах. Первые из них возводились по указу царя Алексея Михайловича. Это были обычные одноэтажные постройки на берегу реки, состоящие из трех помещений: раздевальни, мыльни и парной.

Мылись в таких банях все вместе: и мужчины, и женщины, и дети, вызывая изумление иностранцев, специально приезжавших поглазеть на невиданное в Европе зрелище. «Не только мужчины, но и девицы, женщины по 30, 50 и более человек, бегают без всякого стыда и совести так, как сотворил их Бог, и не только не прячутся от сторонних людей, прогуливающихся там, но еще и подсмеиваются им своею нескромностью», — писал один такой турист. Не менее удивляло приезжих, как мужчины и женщины, донельзя распаренные, выбегали голышом из очень жаркой бани и бросались в холодную воду реки.

Власти сквозь пальцы смотрели на такой народный обычай, хотя и с большим недовольством. Совсем не случайно в 1743 году появился указ, по которому в торговых банях запрещалось мужскому и женскому полу париться вместе. Но, как вспоминали современники, такой запрет оставался в большинстве своем на бумаге. Окончательное разделение произошло, когда стали строить бани, в которых предусматривались мужское и женское отделения.

Постепенно люди с коммерческой жилкой поняли, что бани могут стать источником неплохого дохода, и стали вкладывать в это дело деньги. Так, в Москве появились Сандуновские бани (их построила актриса Сандунова), Центральные бани (принадлежавшие купцу Хлудову) и целый ряд других, менее знаменитых. В Санкт-Петербурге народ любил бывать в Бочковских банях, Лештоковых. Но самые роскошные бани находились в Царском Селе.

От столиц стремилась не отстать и провинция. Почти в каждом из мало-мальски крупных городов были свои «Сандуны».

10 ужасающих фактов о гигиене женщин в средневековье

Представление современного человека о том, какой должна быть гигиена, складывалось максимум последние 200 лет. До этого представители европейской цивилизации менее щепетильно относились к вопросам чистоты и уходу за собственным телом. К примеру, многие вещи, которые для среднестатистической женщины, жившей пару-тройку веков назад, были делом привычным, нашу современницу повергли бы в ужас и вызвали чувство глубокого физиологического отвращения. Поэтому, не доверяйте идиллическим картинам, изображающим одетых с иголочки великосветских дам, ведь скорее всего, эти красавицы мылись не чаще, чем раз в год, натирали лицо ртутью, испражнялись в ночной горшок, а их восхитительные прически кишели полчищем вшей. Ну, как вам портрет прекрасной средневековой барышни?

Представляем 10 шокирующих фактов из повседневной жизни женщин Средневековья.

10. Букетики цветов вместо дезодорантов

Как известно, в Средние Века люди не очень “дружили” с водой. Это было связано в первую очередь с трудностями быта, ведь воду нужно было принести и нагреть, а дрова тогда стоили не так дешево. Во-вторых, в то время существовало поверье, что вода смывает святую воду, которая попала на тело во время крещения. Женщины еще и верили в то, что от воды стареет кожа, поэтому старались избегать “общения” с ней под благовидным предлогом. Конечно, подобный образ жизни не мог не иметь последствий – большинство представительниц прекрасного пола источали очень специфический аромат, который сложно было чем-либо перебить. Поэтому до появления духов, к слову и созданных для того, чтобы заглушать запах грязного тела, женщины использовали небольшие букетики ароматных цветов, которые могли хоть немного смягчить зловоние.

9. Моча для умывания

Во все времена, женщины придумывали разные немыслимые способы сохранить свою молодость и красоту. В ход шли любые методы и средства. В средневековой Европе молодые дамы знатного происхождения умывали свое лицо собственной уриной. Для большинства из нас подобное кажется дикостью. Однако тогда люди верили в антисептические и регенерирующие свойства мочи. Конечно, современная наука знает, что моча здорового человека стерильна, но никаких полезных свойств, подтверждённых лабораторными опытами, она не имеет. Из этого следует, что женщины мучали себя напрасно – мочой молодость не вернешь.

8. Белье стирали смесью щелочного раствора и мочи

В незапамятные времена, когда человечество еще не знало что такое стиральные машинки, а полки магазинов еще не пестрили всевозможными видами порошков и моющих средств, люди искали экономичный и эффективный способ выводить пятна на одежде. И почему-то выбор свой остановили на смеси из мочи и щелока. Именно ее можно считать примитивным аналогом современных средств для стирки.

7. Прокладки из мха

Этой теме стоило бы посвятить отдельный научный трактат. На протяжении всей истории, как только женщины не ухитрялись решать проблему ежемесячных маточных кровотечений. Однако самым популярным средством были подобия тампонов и прокладок, сделанные из материалов, найденных под рукой. Обычно это была заношенная до дыр одежда, которая уже пришла в негодность. Ее разрезали на лоскуты, обворачивали вокруг мха и использовали по назначению.

6. Нижнее белье

Женщины не так часто (как, например, изображали живописцы Эпохи Возрождения) носили исподнее. Тогда деликатные ткани стоили достаточно недёшево, поэтому их могли позволить себе только состоятельные дамы. К тому же, нижнее белье довольно быстро приходило в негодность из-за своей хрупкой структуры. Благодаря этому, женщины не были приучены к ежедневному ношению панталон и лифов, и чаще одевали они эти предметы гардероба в моменты встреч со своими возлюбленными в будуарах. Кстати, мужчины, в отличие от представительниц прекрасного пола, носили панталоны гораздо чаще.

5. Мышиная кожа для бровей

Густые и четко очерченные брови на женском лице вошли в моду лишь во времена Галантного Века, до этого эталоном женской брови была едва заметная тоненькая нитка и нередко ее создавали, прикладывая мышиную кожу.

4. Ванна раз в год

Как уже было сказано, мытье в средневековой Европе не входило в список обязательных ритуалов. Обычно женщины позволяли себе эту роскошь не чаще одного раза в год. Из-за этого появился обычай устраивать свадьбы в июне, так как одну единственную в году ванну принимали в мае.

3. Все купались в одной воде

Средневековые европейцы имели мало представлений об инфекционных заболеваниях и о путях их передачи. Поэтому они без опаски относились к местам массового пользования. Люди купались в общем месте, где собиралось множество других. Конечно, вода в таких ваннах напоминала мутную жижу, в которой живут миллионы опасных микроорганизмов.

2. Укладка волос при помощи гусиного жира

Ну кто из нас, любуясь работами мастеров европейской живописи, не изумлялся, как женщины, изображенные на этих картинах ухитрялись носить на голове целые архитектурные шедевры? Конечно, чтобы создать скульптуру из волос, парикмахеру нужно было иметь навык. А помогал им в этом обыкновенный гусиный жир. Тогда он выполнял роль средства для фиксации. С его помощью даже самая умопомрачительная прическа могла сохранять первозданный вид на протяжении нескольких месяцев. Хотя, эта технология имела и существенные недостатки. Во-первых, такое изделие источало ужасное зловонье. А во-вторых, гусиный жир – чудесная среда для жизнедеятельности вшей и гнид.

1. Навоз орла во время родов

В Средние Века женская и младенческая смертность во время родов были очень высокими. Если во время беременности возникала какая-либо патология, которая могла повлиять на ход родоразрешения, то чаще всего медицинская помощь роженице сводилась к чтению исцеляющих молитв или заговоров. Для облегчения родовых мук женщине иногда давали напиток из масла и уксуса, а также делали компрессы из навоза орла. Подобные манипуляции помогали мало, но к ним все равно продолжали прибегать на протяжении нескольких веков.

Гигиена в средневековой Европе: почему частое мытье считалось грехом

До 19 века в Европе царила ужасающая дикость. Забудьте о том, что вам показывали в фильмах и фэнтезийных романах. Правда — она гораздо менее… хм… благоуханна. Причем это относится не только к мрачному Средневековью. В воспеваемых эпохах Возрождения и Ренессанса принципиально ничего не изменилось.

Кстати, как ни прискорбно, но почти за все отрицательные стороны жизни в той Европе ответственна христианская церковь. Католическая, в первую очередь.

Читайте также:  Телефон упал в унитаз: как спасать намокшую электронику

Античный мир возвел гигиенические процедуры в одно из главных удовольствий, достаточно вспомнить знаменитые римские термы. До победы христианства только в одном Риме действовало более тысячи бань. Христиане первым делом, придя к власти, закрыли все бани.

К мытью тела тогдашний люд относился подозрительно: нагота — грех, да и холодно — простудиться можно. (На самом деле — не совсем так. «Сдвиг» на наготе произошел где-то в 18-19 вв, но действительно не мылись- П.Краснов). Горячая же ванна нереальна — дровишки стоили уж очень дорого, основному потребителю — Святой Инквизиции — и то с трудом хватало, иногда любимое сожжение приходилось заменять четвертованием, а позже — колесованием.

Королева Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь мылась всего два раза — при рождении и в день свадьбы.

Дочь одного из французских королей погибла от вшивости. Папа Климент V погибает от дизентерии, а Папа Климент VII мучительно умирает от чесотки (как и король Филипп II). Герцог Норфолк отказывался мыться из религиозных убеждений. Его тело покрылось гнойниками. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьется мертвецки пьяным, и еле-еле отмыли.

Русские послы при дворе французского короля Людовика XIV писали, что их величество «смердит аки дикий зверь».

Самих же русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц и более — безобразно часто…

Если в ХV — ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII — ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться — но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму. Французский король Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни — и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры.

В те смутные христианские времена уход за телом считался грехом.

Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения.

Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя «святую» воду, к которой прикоснулся при крещении.

В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу. (Не все, а только некоторых орденов — П.Краснов)

На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки. (Тоже не все, а только некоторых орденов — П.Краснов)

Люди настолько отвыкли от водных процедур, что доктору Ф.Е. Бильцу в популярном учебнике медицины конца XIX(!) века приходилось уговаривать народ мыться. «Есть люди, которые, по правде говоря, не отваживаются купаться в реке или в ванне, ибо с самого детства никогда не входили в воду. Боязнь эта безосновательна, — писал Бильц в книге «Новое природное лечение», — После пятой или шестой ванны к этому можно привыкнуть…». Доктору мало кто верил…

Духи — важное европейское изобретение — появились на свет именно как реакция на отсутствие бань. Первоначальная задача знаменитой французской парфюмерии была одна — маскировать страшный смрад годами немытого тела резкими и стойкими духами.

Французский Король-Солнце, проснувшись однажды утром в плохом настроении (а это было его обычное состояние по утрам, ибо, как известно, Людовик XIV страдал бессонницей из-за клопов), повелел всем придворным душиться. Речь идет об эдикте Людовика XIV, в котором говорилось, что при посещении двора следует не жалеть крепких духов, чтобы их аромат заглушал зловоние от тел и одежд.

Первоначально эти «пахучие смеси» были вполне естественными. Дамы европейского средневековья, зная о возбуждающем действии естественного запаха тела, смазывали своими соками, как духами, участки кожи за ушами и на шее, чтобы привлечь внимание желанного объекта.

Туалет в «продвинутом» Европейском замке — все вываливается под окна

С приходом христианства будущие поколения европейцев забыли о туалетах со смывом на полторы тысячи лет, повернувшись лицом к ночным вазам. Роль забытой канализации выполняли канавки на улицах, где струились зловонные ручьи помоев.

Забывшие об античных благах цивилизации люди справляли теперь нужду где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать. Ночные горшки стояли под кроватями дни и ночи напролет.

После того, как французский король Людовик IX (ХIII в.) был облит дерьмом из окна, жителям Парижа было разрешено удалять бытовые отходы через окно, лишь трижды предварительно крикнув: «Берегись!».

Примерно в 17 веке для защиты голов от фекалий были придуманы широкополые шляпы.

Изначально реверанс имел своей целью всего лишь убрать вонючую шляпу подальше от чувствительного носа дамы.

В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При «нужде» гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили «ночные вазы», содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца.

То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.

Французский Король-Солнце, как и все остальные короли, разрешал придворным использовать в качестве туалетов любые уголки Версаля и других замков. Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже Традиции стояла …диарея /понос/.

Беспощадная, неумолимая, способная застигнуть врасплох кого угодно и где угодно. При соответствующем качестве средневековой пищи понос был перманентным.

Эта же причина прослеживается в моде тех лет на мужские штаны-панталоны, состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев.

Парижская мода на большие широкие юбки, очевидно, вызвана теми же причинами. Хотя юбки использовались также и с другой целью — чтобы скрыть под ними собачку, которая была призвана защищать Прекрасных Дам от блох.

Естественно, набожные люди предпочитали испражняться лишь с Божией помощью — венгерский историк Иштван Рат-Вег в «Комедии книги» приводит виды молитв из молитвенника под названием:

«Нескромные пожелания богобоязненной и готовой к покаянию души на каждый день и по разным случаям»,

в число которых входит «Молитва при отправлении естественных потребностей».

Не имевшие канализации средневековые города Европы зато имели крепостную стену и оборонительный ров, заполненный водой. Он роль «канализации» и выполнял. Со стен в ров сбрасывалось дерьмо.

Во Франции кучи дерьма за городскими стенами разрастались до такой высоты, что стены приходилось надстраивать, как случилось в том же Париже — куча разрослась настолько, что дерьмо стало обратно переваливаться, да и опасно это показалось — вдруг еще враг проникнет в город, забравшись на стену по куче экскрементов.

Улицы утопали в грязи и дерьме настолько, что в распутицу не было никакой возможности по ним пройти. Именно тогда, согласно дошедшим до нас летописям, во многих немецких городах появились ходули, «весенняя обувь» горожанина, без которых передвигаться по улицам было просто невозможно.

Вот как, по данным европейских археологов, выглядел настоящий французский рыцарь на рубеже XIV-XV вв: средний рост этого средневекового «сердцееда» редко превышал один метр шестьдесят (с небольшим) сантиметров (население тогда вообще было низкорослым).

Небритое и немытое лицо этого «красавца» было обезображено оспой (ею тогда в Европе болели практически все). Под рыцарским шлемом, в свалявшихся грязных волосах аристократа, и в складках его одежды во множестве копошились вши и блохи.

Изо рта рыцаря так сильно пахло, что для современных дам было бы ужасным испытанием не только целоваться с ним, но даже стоять рядом (увы, зубы тогда никто не чистил). А ели средневековые рыцари все подряд, запивая все это кислым пивом и закусывая чесноком — для дезинфекции.

Кроме того, во время очередного похода рыцарь сутками был закован в латы, которые он при всем своем желании не мог снять без посторонней помощи. Процедура надевания и снимания лат по времени занимала около часа, а иногда и дольше.

Разумеется, всю свою нужду благородный рыцарь справлял… прямо в латы. (Это далеко не всегда было так — при переходе обычно носили кольчуги, сплошные латы обычно одевали перед боем — слишком было в них тяжело. П.Краснов)

Некоторые историки были удивлены, почему солдаты Саллах-ад-Дина так легко находили христианские лагеря. Ответ пришел очень скоро — по запаху…

Если в начале средневековья в Европе одним из основных продуктов питания были желуди, которые ели не только простолюдины, но и знать, то впоследствии (в те редкие года, когда не было голода) стол бывал более разнообразным. Модные и дорогие специи использовались не только для демонстрации богатства, они также перекрывали запах, источаемый мясом и другими продуктами.

В Испании в средние века женщины, чтобы не завелись вши, часто натирали волосы чесноком.

Чтобы выглядеть томно-бледной, дамы пили уксус. Собачки, кроме работы живыми блохоловками, еще одним способом пособничали дамской красоте: в средневековье собачьей мочой обесцвечивали волосы.

Сифилис ХVII -XVIII веков стал законодателем мод.

Гезер писал, что из-за сифилиса исчезала всяческая растительность на голове и лице.

И вот кавалеры, дабы показать дамам, что они вполне безопасны и ничем таким не страдают, стали отращивать длиннющие волосы и усы.

Ну, а те, у кого это по каким-либо причинам не получалось, придумали парики, которые при достаточно большом количестве сифилитиков в высших слоях общества быстро вошли в моду и в Европе и в Северной Америке. Сократовские же лысины мудрецов перестали быть в почете до наших дней. (примечание: это некоторое преувеличение Гезера, волосы на голове брили, чтобы не разводить вшей и блох — П.Краснов)

Благодаря уничтожению христианами кошек расплодившиеся крысы разнесли по всей Европе чумную блоху, отчего пол-Европы погибло. Спонтанно появилась новая и столь необходимая в тех условиях профессия крысолова.

Власть этих людей над крысами объясняли не иначе как данной дьяволом, и потому церковь и инквизиция при каждом удобном случае расправлялись с крысоловами, способствуя таким образом дальнейшему вымиранию своей паствы от голода и чумы.

Методы борьбы с блохами были пассивными, как например палочки-чесалочки. Знать с насекомыми борется по своему — во время обедов Людовика XIV в Версале и Лувре присутствует специальный паж для ловли блох короля.

Состоятельные дамы, чтобы не разводить «зоопарк», носят шелковые нижние рубашки, полагая, что вошь за шелк не уцепится, ибо скользко. Так появилось шелковое нижнее белье, к шелку блохи и вши действительно не прилипают.

Влюбленные трубадуры собирали с себя блох и пересаживали на даму, чтоб кровь смешалась в блохе.

Кровати, представляющие собой рамы на точеных ножках, окруженные низкой решеткой и обязательно с балдахином в средние века приобретают большое значение. Столь широко распространенные балдахины служили вполне утилитарной цели — чтобы клопы и прочие симпатичные насекомые с потолка не сыпались.

Считается, что мебель из красного дерева стала столь популярна потому, что на ней не было видно клопов. (Раздавленных клопов — П.Краснов)

Кормить собой вшей, как и клопов, считалось «христианским подвигом». Последователи святого Фомы, даже наименее посвященные, готовы были превозносить его грязь и вшей, которых он носил на себе. Искать вшей друг на друге (точно, как обезьяны — этологические корни налицо) — значило высказывать свое расположение.

Средневековые вши даже активно участвовали в политике — в городе Гурденбурге (Швеция) обыкновенная вошь (Pediculus) была активным участником выборов мэра города. Претендентами на высокий пост могли быть в то время только люди с окладистыми бородами.

Выборы происходили следующим образом. Кандидаты в мэры садились вокруг стола и выкладывали на него свои бороды. Затем специально назначенный человек вбрасывал на середину стола вошь. Избранным мэром считался тот, в чью бороду заползало насекомое.

Пренебрежение гигиеной обошлось Европе очень дорого: в XIV веке от чумы («черной смерти») Франция потеряла треть населения, а Англия и Италия — до половины.

Медицинские методы оказания помощи в то время были примитивными и жестокими. Особенно в хирургии.

Например, для того, чтобы ампутировать конечность, в качестве «обезболивающего средства» использовался тяжелый деревянный молоток, «киянка», удар которого по голове приводил к потере сознания больного, с другими непредсказуемыми последствиями.

Раны прижигали каленым железом, или поливали крутым кипятком или кипящей смолой. Повезло тому, у кого всего лишь геморрой. В средние века его лечили прижиганием раскаленным железом. Это значит — получи огненный штырь в задницу — и свободен. Здоров.

Сифилис обычно лечили ртутью, что, само собой, к благоприятным последствиям привести не могло.

Кроме клизм и ртути основным универсальным методом, которым лечили всех подряд, являлось кровопускание.

Болезни считались насланными дьяволом и подлежали изгнанию — «зло должно выйти наружу».

У истоков кровавого поверья стояли монахи — «отворители крови».

Кровь пускали всем — для лечения, как средство борьбы с половым влечением, и вообще без повода — по календарю.

Ну и немного от себя… как то очень давно, еще в свои школьные годы попалась мне книга (точного названия я сейчас не воспроизведу) в которой описывались воспоминания посла Персии о его поездках по той средневековой «посвященной» европе. Так вот, пригласил как то этого посла погостит пару дней в своем дворце один из тогдашних монархов франции, естественно, что посол отказать не мог и «с удовольствием» согласился.

Вся персидская делегация сославшись на «неотложные государственные дела» в срочном порядке ретировалась в первый же вечер, после того как высокопоставленный посол увидел свою опочивальню с «шевелящимся» от живности матрасом.

В итоге за половину суток прибывания «в гостях» персам пришлось сжечь ВСЮ одежду что была на них, при них и в повозках на постоялом дворе и были обриты на лысо практически ВСЕ.

Ссылка на основную публикацию
×
×