Живу с сыном в коммуналке: чистилище за 5000 рублей+к/у

Выжить на 5000 р в месяц одной маме с 3 мя детьми.

Девчонки как можно жить на такие деньги? Возможно ли? Сейчас такая ситуация подробно описывать небуду.Месяц как. временно.Но как то жить надо.Моя подработка 8000.На питание остается 5000 р.остальное кв.проезд.Кто умудряется? Покидайте меню.Список продуктов на мес.

Комментарии пользователей

Яйца гофрой на рынке. Рыба мойва минтай Недорого и вкусно.

Надо ориентироватьфу что дети любят. Например та же каша но в горшочке из духовки лучше и интереснее ребенку чем из кастрюли. И овощи и рагу

У нас тем летом был период временного «затягивания пояска»)))

В магазин ходили раз в три дня: брала подложку курин.бедер (800-900гр

на 150 р), молоко 3 пакета (на кашу и блины), творог- 2 пачки по 400гр, яйцо- 10, сливоч.масло — 1 пачку, сыр- 300гр., хлеб. Это основное!

По мере поедания: макароны, крупы, чай, овощи, фрукты.

Даже было интересно, смогу ли)) смогла! Но, слава Богу, вскоре (через 3 нед) приехал муж, мы ему «похвастались», что прожили вкусно и без долгов))

* с курин.бедер срезала мясо на плов (делала больше риса и моркови))) или гуляш, из костей варила суп (щи, суп-лапшу))

* фаршировала блинчики: зел.лук+ яйцо, тушеная капуста, картоф.пюре, творог с изюмом..

* каждый день делала салаты!

Можно прожить. Из мяса — курица, макароны, крупы не в пачках, а на развес — так гораздо дешевле. На сладостях, конечно прийдется экономить.
А младшей дочке больше 3 лет? У нас до 3 лет многодетным хорошо платят.

на папу, к слову, можно через суд на алименты подаст, а потом по суду опека или кто там, платить будут.а его через суд к работам обяжут, или срок дадут — государство деньги без возврата давать не любит. все копейка в дом. а по поводу меню вам хорошо подсказали уже

в России. и моя мама так добивалась алиментов от моего отца. и получала их!

я как считаю — есть дети, есть и папа! кто-то же их делал, в конце концов! а раз есть — обязан содержать

а почему их папа сегодня и завтра не кормит? нет, мне этого не понять… я считаю, если отец — должен обеспечивать. а если отец — подлец, такое часто бывает, то от него 3 детей не рожают. но это мое мнение, может, кто-то иначе думает
знаете, у меня соседка живет с сыном 2 летним на 3000. от лени. работать не хочет, то б хоть минималку получала. а 3000 — пособие какое-то. говорит, сейчас на бывшего мужа подам на алименты, и буду жить на эти деньги. муж, правда, тоже не лыком шит, говорит, сына содержать — нет вопросов, а ее не буду. хочет ребенка забрать… но пока она живет… за сад 1200 платит… как живут(((

у меня мама через опеку и милицию делала. отца потом к работам принудили — деньги отдавать. но нервов да, ушло очень много

Вбейте на ютубе меню за помоему 120 руб в день. Там девушка рассказывает как можно организовать питание на эту сумму.

вообще, то можно, дети мало едят, если 5000 остается чисто на питание, это очень даже возможно. Я например покупаю грудки мясо срезаю, остаются кости и шкурка — это на суп, можно и щи сварить на них при необходимости, купить кальку в томате и сварить ща на этой кильке, очень вкусно, сердечки куриные и желудочки тоже можно супчик или соляночку сварить, желудочки жаренные с лучком и картошечкой пюре очень вкусно, в лаваш завернуть любую рыб консерву,100 гр морковки по карейски+немного зелени+2 яйца+дешевый плавленный сыр, тоже дешево и сердито, дети едят.В общем то, у нас сейчас тоже не лучшие времена, кредитов платим на 34 тыс в месяц, на питание остается мало. И закупаться надо сразу на месяц, чтоб деньги не растрынькать, оставлять потом только на хлеб и молоко.

Эксперимент. Прожить на 5000 рублей

И не оголодать

В 1998 году российская экономика обвалилась.

Люди ночевали под дверями банков, чтобы купить доллары. Отдел социальной защиты выдавал детские пособия пододеяльниками с советских складов. Политикам такое оказалось не по силам: они объявили дефолт, отпустили курс рубля и ушли с постов. Жителям маленького подмосковного городка Протвино уходить было некуда, и они выкручивались как могли. Мне было двенадцать лет.

Продуктов не было ни в холодильниках, ни в магазинах. Женщины работали в колхозе имени Ленина за право собирать остатки морковки с обобранных полей. Мы учились добывать еду сами: собирали луговые травы на чай, ходили за грибами, разводили кроликов на балконе. Я узнала, как обезвредить мухомор и сварить суп из крапивы.

Предположим гипотетическую ситуацию: в вашем отдельно взятом домохозяйстве наступил свой маленький девяносто восьмой. Что вы будете делать? Каков ваш минимальный бюджет, чтобы выжить?

Чтобы выяснить это для себя, я провела эксперимент: постаралась прожить 2 недели с минимальными тратами. В Петербурге получилось уложиться в 2400 рублей за две недели. За месяц в таком режиме вышло бы 5000, но у меня не хватило терпения.

Готовить дома

Если вы едите в кафе, вы платите за аренду зала со столиками, зарплату повару и посудомойке. Когда денег нет, вы сами повар и посудомойка. Экономия даже по сравнению с дешевой кафешкой получится в 3—4 раза.

Сколько стоит блюдо дома и в кафе

ДомаВ «Граблях»
Картофельное пюре15 Р59 Р
Куриное филе на пару30 Р115 Р
Яблочный пирог20 Р100 Р

Недостаток домашней готовки в том, что вместо отдыха вы отрабатываете дома вторую смену. Для этой второй смены тоже нужна квалификация. Я хорошо готовлю, но это потому, что в детстве меня учила мама. Если у вас ни теории, ни практики, может получиться резиновое мясо со склизкими овощами.

Планировать меню

Мы тратим лишние деньги на еду, если она портится. Чтобы этого избежать, меню нужно планировать из того, что уже есть в холодильнике. Если сегодня котлеты, то завтра суп с фрикадельками из остатков фарша. Сегодня салат — завтра овощное рагу. Так я старалась платить только за то, что съем. Но для этого пришлось научиться планировать меню и ходить в магазин строго со списком.

Не платить за ненужные услуги

В магазине мы доплачиваем за каждого перекупщика, через которого прошел товар. Но нельзя просто так прийти на оптовую базу и набрать себе товара подешевле. Нужно быть как минимум оптовиком или перекупщиком.

От перекупщиков товар идет в крупные магазины и на небольшие склады. Каждая перепродажа — это наценка на товар. Поэтому чем короче цепочка от поставщика до магазина, тем лучше. Я заметила, что дешевле всего покупать на рынке или в простом магазине с широкой сетью — в «Ашане» или «Пятерочке».

В круглосуточном магазине нужно круглые сутки жечь свет и платить работникам надбавку за ночную смену. Вдобавок ночью нельзя продавать алкоголь, а он приносит побольше выручки, чем хлеб с овсянкой. Эти расходы магазин скомпенсирует увеличенной наценкой. Поэтому продукты в круглосутках дороже.

Я заметила, что продукты в больших пачках в пересчете на полезный вес выходят дешевле, чем в маленьких. Дело в том, что производитель продуктов включает в цену все свои расходы: упаковку, нарезку и фасовку. Развесные продукты дешевле фасованных.

Я не получала удовольствия от копания в большой коробке с шелухой в поисках крепких луковиц. И в очереди в «Ашане» по вечерам стоишь 20 минут. Зато так я сократила и без того скромный чек в полтора раза.

Покупать сезонное

Мы доплачиваем за хранение, доставку и популярность продукта. Поэтому лучше покупать сезонные и местные продукты. В ноябре сезон яблок, капусты, лука, шпината, морковки, кабачков и баклажанов. К концу месяца пойдут хурма, клюква и гранаты.

Когда я выбирала фрукты и овощи, я обращала внимание на страну происхождения и внешний вид. Если яблоко привезено из Китая и выглядит как в мультике «Белоснежка и семь гномов», то в его цену входит доставка и накачка консервантами. Если яблоко подает признаки увядания и привезено из России, то есть шанс, что консервантов в нем меньше. И стоит оно дешевле.

Китайское яблоко. Крупное, красиво блестит и в холодильнике не испортится за полгода. Это потому, что пленка воска защищает от окисления воздухом, а фунгициды убивают споры плесени. Судя по исследованиям, вреда от этого нет. Но и пользы никакой Российское яблоко. Небольшое и тусклое, иной раз кособокое. Некоторые погрыз червячок. Зато здесь ничего кроме яблока. Червяк не дурак

Выбирать простые продукты

У морковки, свеклы, лука, редьки репутация простецкой еды. Это потому, что их выращивают в России. Но это не делает их менее вкусными. Продукты, которые мы считаем деликатесными, могут быть едой для бедняков в своих родных странах — как каштаны во Франции или киноа в Латинской Америке. Простенькие отечественные продукты ничем не хуже импорта. А если хочется чего-то особенного, можно выбрать необычный рецепт.

Непопулярные продукты тоже могут оказаться дешевыми и неожиданно вкусными. Почки и мозги в 4 раза дешевле мяса, и из них у меня получались отличные блюда. Но это нужно уметь. Куриные сердечки немного дешевле куриного филе, нравятся мне больше, и их просто готовить. А кролик стоит как курица и при этом более питательный.

Самое сложное тут — придумать разнообразное меню из недорогих продуктов и не тосковать по вредной ерунде: шоколадным батончикам, сыркам, вину. Зато еда будет полезной.

Жизнь в коммуналках в сталинские времена

Несмотря на огромный прирост городского населения в СССР в 1930-е гг., жилищное строительство оставалось почти в таком же небрежении, как и производство потребительских товаров. До самого хрущевского периода не делалось ничего, чтобы как-то справиться с чудовищным перенаселением, более четверти века остававшимся характерным для советских городов. Между тем люди жили в коммунальных квартирах, где одна семья, как правило, занимала одну комнату, в общежитиях и бараках. Лишь малая, обладающая чрезвычайными привилегиями группа имела отдельные квартиры. Куда большее число людей устраивалось в коридорах и «углах» чужих квартир: у тех, кто проживал в коридорах и передних, обычно были кровати, а обитатели углов спали на полу в углу кухни или какого-нибудь другого места общего пользования. Большинство жилых зданий в городе после революции перешло в собственность государства, и распоряжались эти жилым фондом горсоветы. Начальство, ведавшее жилищными вопросами, определяло сколько площади должно приходиться на каждого жильца квартиры, и эти нормы жилплощади — пресловутые «квадратные метры» — навсегда запечатлелись в сердце каждого жителя большого города. В Москве в 1930 г. средняя норма жилплощади составляла 5,5 м2 на человека, а в 1940 г. понизилась почти до 4 м2. В новых и быстро индустриализирующихся городах положение было еще хуже: в Магнитогорске и Иркутске норма была чуть меньше 4 м2, а в Красноярске в 1933 г. — всего 3,4 м2.

Городские жилотделы имели право выселять жильцов — например, тех, кто считался «классовыми врагами», — и подселять новых в уже занятые квартиры. Последний обычай, обозначавшийся эвфемизмом «уплотнение», был одним из самых страшных кошмаров для горожан в 1920-х — начале 1930-х гг. Квартира, занятая одной семьей, могла внезапно, по велению городского начальства, превратиться в многосемейную или коммунальную, причем новые жильцы, как правило, выходцы из низших классов, были совершенно незнакомы старым и зачастую несовместимы с ними. Раз топор был занесен, избежать удара было практически невозможно. Семья, первоначально занимавшая квартиру, не могла никуда переехать, как из-за жилищного дефицита, так и из-за отсутствия частного рынка найма жилья.

С конца 1932 г., после того как вновь были введены внутренние паспорта и городская прописка, жителям больших городов требовалось иметь вид на жительство, выдававшийся отделами органов внутренних дел. В домах с отдельными квартирами обязанность регистрировать жильцов была возложена на управдомов и правления кооперативов. Как и при старом режиме, управдомы и дворники, чьей основной функцией было поддержание порядка в здании и прилегающем дворе, находились в постоянной связи с органами внутренних дел, следили за жильцами и работали осведомителями.

В Москве и других крупных городах процветали всевозможные махинации с жильем: фиктивные браки и разводы, прописка чужих людей в качестве родственников, сдача внаем «коек и углов» по непомерным ценам (до 50% месячного заработка). Как сообщалось в 1933 г., «занятие [под жилье] кочегарок, сторожек, подвалов и лестничных клеток стало в Москве массовым явлением». Нехватка жилья приводила к тому, что разведенные супруги нередко оставались жить в одной квартире, не имея возможности разъехаться. Так, например, случилось с Лебедевыми, которых привязанность к роскошной квартире площадью почти 22 м2 в центре Москвы заставила продолжать сожительство (вместе с их 18-летним сыном) в течение шести лет после развода, несмотря на столь плохие отношения, что их постоянно привлекали к суду за нанесение друг другу побоев. Порой физическое насилие заходило гораздо дальше. В Симферополе власти обнаружили в квартире семьи Диховых разлагающийся труп женщины. Она оказалась теткой Диховых, которую они убили, чтобы завладеть квартирой.

Жилищный кризис в Москве и Ленинграде был столь острым, что даже самые лучшие связи и социальный статус часто еще не гарантировали получения отдельной квартиры. Политики и правительственные чиновники утопали в просьбах и жалобах граждан на отсутствие подходящего жилья. Тридцатишестилетний ленинградский рабочий, пять лет проживший в коридоре, писал Молотову, умоляя дать «комнату или маленькую квартирку, для построения в ней личной жизни», которая ему «как воздух необходима». Дети одной московской семьи из шести человек просили не вселять их в каморку под лестницей, без окон, общей площадью 6 м2 (т.е. по 1 м2 на человека).

Обычный для русских городов сталинской эпохи тип жилья представляли собой коммунальные квартиры, по комнате на семью.

«Водопровода в комнате не было; простынями или занавесками выгораживались уголки, где спали и сидели два-три поколе­ния; продукты зимой вывешивались в мешках за окно. Общие раковины, уборные, ванны и кухонные приспособления (обычно всего лишь примусы. горелки и краны с холодной водой) располагались либо на ничейной территории между жилыми комнатами, либо внизу, в неотапливаемых, завешанных бельем сенях».

Термин «коммунальный» имеет некий идеологический оттенок, вызывая в воображении картину коллективного социалистического общежития. Однако реальность разительно отличалась от этой картины, и даже в теории было мало попыток подвести под данное понятие развернутую идеологическую базу. Правда, в годы гражданской войны, когда горсоветы впервые начали «уплотнять» квартиры, они выставляли как один из мотивов стремление уравнять уровень жизни рабочих и буржуазии; коммунисты часто с удовольствием наблюдали отчаяние респектабельных буржуазных семей, вынужденных пускать в свою квартиру грязных пролетариев. В течение недолгого периода Культурной Революции в конце 1920-х – начале 1930-х гг. радикальные архитекторы предпочитали коммунальные квартиры по идеологическим соображе­ниям и строили новое жилье для рабочих с общими кухнями и ванными. В Магнитогорске, например, первые капитальные жилые дома были построены по проекту, который не только заставлял семьи пользоваться общими ванными и уборными, но еще и первоначально не предусматривал кухонь — поскольку предполагалось, что все будут питаться в общественных столовых. Однако, за исключением новых промышленных городов, подобных Магнитогорску, большинство коммуналок 1930-х гг. были не построены, а переделаны из старых отдельных квартир, и такая переделка в основном объяснялась вполне практическими причинами: нехваткой жилья.

В действительности, судя по большинству рассказов, коммунальные квартиры отнюдь не способствовали воспитанию духа коллективизма и привычек общинного быта у жильцов; фактически они делали прямо противоположное. Каждая семья ревниво охраняла личное имущество, например, кастрюли, сковородки, тарелки, хранившиеся в кухне — месте общего пользования. Строжайшим образом проводились демаркационные линии. Зависть и алчность процветали в замкнутом мирке коммуналки, где зачастую площадь комнат и размеры занимающих их семей не соответствовали друг другу, и семьи, живущие в больших комнатах, вызывали глубокое негодование тех, кто жил в маленьких. Это негодование послужило источником множества доносов и судебных исков, целью которых было увеличить жизненное пространство доносчика или истца за счет соседа.

Одна затянувшаяся склока такого рода описана в жалобе московской учительницы, муж которой был приговорен к 8 годам лишения свободы за контрреволюционную агитацию. Их семья (родители и двое сыновей) почти два десятка лет прожила в большой — 42 м2 — комнате в московской коммуналке. «На протяжении всех этих лет наша комната была яблоком раздора для всех жильцов нашей квартиры», — писала учительница. Враждебно настроенные соседи преследовали их всеми возможными способами, в том числе писали доносы в разные местные инстанции. В результате семью сначала лишили прав, потом не выдали паспортов и, наконец, после ареста главы семьи — выселили.

Жизнь в коммуналке, бок о бок с людьми разного происхождения, с самыми разными биографиями, чужими друг другу, но обязанными сообща пользоваться квартирными удобствами и содержать их в чистоте, без права на уединение, постоянно на глазах у соседей, крайне изматывала большинство жильцов психически. Неудивительно, что сатирик М. Зощенко в своем знаменитом рассказе о нравах коммуналки назвал ее обитателей «нервными людьми». Перечень мрачных сторон жизни коммунальной квартиры содержался в правительственном постановлении 1935 г., осуждающем «хулиганское поведение» в квартире, в том числе «устройство. систематических попоек, сопровождающихся шумом, драками и площадной бранью, нанесение побоев (в частности женщинам и детям), оскорблений, угрозы расправиться, пользуясь своим служебным или партийным положением, развратное поведение, национальную травлю, издевательство над личностью, учинение разных пакостей (выбрасывание чужих вещей из кухни и других мест общего пользования, порча пищи, изготовляемой другими жильцами, чужих вещей и продуктов и т.п.)».

«В каждой квартире был свой сумасшедший, так же как свой пьяница или пьяницы, свой смутьян или смутьяны, свой доносчик и т.д.», — рассказывал ветеран коммуналок. Наиболее распространенной формой сумасшествия была мания преследования: к примеру, «одна соседка была убеждена, что остальные подмешивают ей в суп толченое стекло, что ее хотят отравить». Жизнь в коммуналке безусловно обостряла душевное заболевание, создавая кошмарные условия и для больного, и для его соседей. Женщина по фамилии Богданова, 52 лет, одинокая, проживавшая в хорошей 20-метровой комнате в коммуналке в Ленинграде, долгие годы вела войну с соседями, пуская в ход бесчисленные доносы и судебные иски. Она утверждала, что ее соседи кулаки, растратчики, спекулянты. Соседи уверяли, что она сумасшедшая, НКВД, постоянно привлекаемый к разбору их склок, и врачи придерживались того же мнения. И несмотря на это, власти считали невозможным выселить Богданову, поскольку она отказывалась переехать в другую квартиру, а «крайне нервное состояние» не позволяло перевезти ее силой.

Наряду со всеми этими ужасными историями нельзя не привести воспоминания меньшинства о духе взаимовыручки, царив­шем среди их соседей по коммуналке, живших как бы одной большой семьей. В одной московской коммуналке, например, все соседи дружили, помогали друг другу, не запирали дверей днем и смотрели сквозь пальцы на жену «врага народа», нелегально поселившуюся вместе с маленьким сыном в комнате своей сестры. Большинство добрых воспоминаний о коммуналке, в том числе и упомянутое выше, относятся к воспоминаниям детских лет: дети, у которых частнособственнические инстинкты были менее развиты, чем у их родителей, часто радовались, что с ними живут их сверстники и им есть с кем играть, и любили наблюдать за поведением множества столь непохожих друг на друга взрослых. В новых индустриальных городах характерной приметой жилищной ситуации — и вообще городского коммунального хозяйства — было то, что жилье и прочие коммунальные услуги предоставлялись предприятиями, а не местными советами, как было принято в других местах. Таким образом, неотъемлемой чертой жизни в СССР стали «ведомственные городки», где завод не только давал работу, но и контролировал жилищные условия. В Магнитогорске 82% жилплощади принадлежало главному промышленному объекту города — Магнитогорскому металлургическому комбинату. Даже в Москве ведомственное жилье получило в 1930-е гг. широкое распространение.

Обычно оно имело вид бараков или общежитий. На одной крупной промышленной новостройке в Сибири в начале 1930-х гг. в бараках жили 95% рабочих. В Магнитогорске в 1938 г. бараки составляли только 47% имевшегося жилья, однако к этому следует прибавить 18% землянок, крытых дерном, соломой и обрезками металла, построенных самими жильцами. Одноэтажные бараки, состоявшие из больших комнат с рядами железных коек или поделенные на маленькие комнатки, как правило, служили жильем для холостых рабочих в новых промышленных городах и представляли обычную картину на окраинах старых; женатым рабочим с семьями тоже порой приходилось жить в них, несмотря на отсутствие уединения. В общежития обычно селили студентов, а также молодых неженатых квалифицированных рабочих и служащих.

Джон Скотт так описывает сравнительно приличный барак в Магнитогорске — низкое деревянное беленое здание, «двойные стены проложены соломой. Крыша, крытая толем, по весне протекала. В бараке было тридцать комнат. В каждой жильцы установили маленькую кирпичную или железную печку, так что, пока были дрова или уголь, комнаты можно было отапливать. Коридор с низким потолком освещался одной маленькой электрической лампочкой». В комнате на двух человек «размером шесть на десять футов имелось одно маленькое окошко, которое заклеивали газетами, чтобы не дуло. Там стояли небольшой стол, маленькая кирпичная печка и трехногий табурет. Две железные койки были узкими и шаткими. На них не было пружинной сетки, только толстые доски лежали на железном каркасе». В бараках не было ванных, водопровода, по-видимому, тоже. «Кухня имелась, но в ней жила одна семья, поэтому все готовили на своих печках».

Скотта, как иностранца, хотя и рабочего, поселили в барак лучше обычного. Весь Магнитогорск был полон бараков, «одно­этажных строений, тянувшихся рядами, насколько хватало глаз, и не имевших никаких характерных отличительных примет. “Идешь домой, ищешь, ищешь, — растерянно говорил один местный житель. — Все бараки на одно лицо, своего никак не найдешь”». В таких новых городах бараки обычно были поделены на большие общие спальни, где находились «нары для сна, печь для обогрева, стол посередине, зачастую не хватало даже столов и стульев», как рассказывали о сибирском Кузнецке. Мужчины и женщины, как правило, жили в разных бараках или, по крайней мере, в разных общих комнатах. В самых больших бараках, на 100 человек, часто проживали 200 и больше, на кроватях спали посменно. Такое перенаселение не было чем-то из ряда вон выходящим. В одном московском бараке, принадлежавшем крупному электрическому заводу, в 1932 г. обитали 550 чел., мужчин и женщин: «На каждого приходилось по 2 квадратных метра, места настолько не хватало, что 50 человек спали на полу, а некоторые пользовались койками с соломенными матрацами по очереди».

Рабочие и студенческие общежития были устроены по образцу бараков: большие комнаты (отдельно для мужчин и для женщин), скудно обставленные железными койками и тумбочками, с единственной лампочкой посередине. Даже на таком элитном московском заводе, как «Серп и молот», 60% рабочих в 1937 г. жили в общежитиях того или иного рода. Обследование рабочих общежитий в Новосибирске в 1938 г. выявило плачевное состояние некоторых из них. В двухэтажных деревянных общежитиях строительных рабочих не было ни электричества, ни какого-либо другого освещения, а строительное управление не снабжало их ни топливом, ни керосином. Среди жильцов были одинокие женщины, которых в отчете рекомендовалось немедленно переселить, поскольку в общежитии «бытовое разложение рабочих имеется (пьянство и т.д.)». Впрочем, в других местах условия оказались лучше. Женщины-работницы, в основном комсомолки, жили в от­носительном комфорте, в общежитии, обставленном кроватями, столами и стульями, с электричеством, хотя и без водопровода.

Жалкие условия жизни в бараках и общежитиях вызывали недовольство, и во второй половине 1930-х гг. развернулась кампания за их улучшение. Общественницы приносили туда занавески и прочие приятные мелочи. Предприятиям дали указание поделить большие комнаты в общежитиях и бараках, чтобы живущие там семьи могли хоть как-то уединиться. Уральский машиностроительный завод в Свердловске рапортовал в 1935 г., что уже переделал почти все свои большие бараки в маленькие отдельные комнаты; год спустя Сталинский металлургический завод сообщал, что все 247 рабочих семей, живущих в «общих комнатах» в его бараках, скоро получат отдельные комнаты. В Магнитогорске этот процесс к 1938 г. был уже почти завершен. Но эпоха бараков так быстро не закончилась, даже в Москве, не говоря уже о новых промышленных городах Урала и Сибири. Несмотря на постановление Моссовета 1934 г., запрещавшее дальнейшее стро­ительство бараков в городе, к 5000 уже имеющихся московских бараков в 1938 г. добавились 225 новых.

Искусство нищеты: как я жила месяц на 12 000 рублей

Наш корреспондент протянула четыре недели на минимальную московскую пенсию

27.01.2016 в 16:23, просмотров: 429343

Нищебродом я стала по заданию редакции. На месяц. Жила в Москве на 12 000 рублей — это минимальная столичная пенсия.

Кстати, кто думает, что «нищеброд» — это сегодняшний интернетовский мем, ошибается. Нищебродами в свое время бывали очень известные люди. Например, Максим Горький.

Помните его «Детство»? «Ученики высмеивали меня, называя ветошником, нищебродом. » Так что слово это рождено вовсе не сегодняшними кризисами: оно было, есть и, надо думать, будет всегда. Нищеброд — человек, вынужденный выживать. Ныне это актуально. Вот и передо мной встала задача выяснить, какой надо иметь сегодня месячный доход, чтобы просто выжить — раз, и чтобы выжить, не слишком отказываясь от привычного образа жизни, — два.

Не могу сказать, что предложение стать на некоторый срок нищебродом меня так уж сильно испугало. Что греха таить, я уже так жила не раз. И в советские времена, и в перестройку, и в кризисы, из которых Россия, собственно, толком и не вылезает, вне зависимости от курса доллара.

И я, как и тысячи других россиян, так же теряла сбережения, выплачивала кредиты, находилась в декрете, оказывалась в семье единственным работающим и прочее, и прочее. И, наверное, поэтому слово «кризис» для меня просто такой неприятный промежуток времени, когда мелочь в кармане — это хорошие деньги, а вовсе не апокалипсис, как для некоторых, у кого сегодня помельчали бриллианты.

Будучи в стане тех, кто и так каждый день думает, что положить в щи, я с полным спокойствием погрузилась на корабль вынужденной нищеты. За точку отсчета решено было взять минимальную пенсию в Москве. Я исходила из 12 тысяч рублей и решила проверить, сколько времени можно продержаться на них, чтобы уж совсем не пойти с протянутой рукой.

12 тысяч на месяц — очень маленькие деньги. Поэтому тратить их мне предстояло под жесточайшим контролем.

Первым делом коммуналка

Чтобы справиться с задачей, я взялась экономить с первых же минут. Что следовало сделать в первую очередь? Я отложила те деньги, которые необходимы для оплаты коммунальных счетов. Да-да, это раньше, когда я знала, что 10 и 25 числа каждого месяца я стабильно получу определенную сумму в качестве заработной платы и суммы этой вполне хватит, чтобы дожить до следующего месяца, мне почему-то всегда не хватало денег именно заплатить за коммунальные услуги.

Любая иная трата, будь то крупная покупка, большое празднество, поездка, некий ремонт в квартире, всегда заставляла меня экономить в первую очередь на коммуналке.

«Ну подумаешь, — прикидывала я, — сделаю в следующем месяце два платежа, а то и через пару месяцев сразу три». При этом экономить на оплате телефона не получалось никогда — его очень быстро отключали, а вот откладывать в долгий ящик платеж за электроэнергию было можно, хотя и довольно рискованно. Электричество отключают далеко не сразу, месяца три можно спокойно сидеть в долгах, зато сам процесс отключения, дотяни я до такого, оказался бы куда более неприятным, чем замолчавший телефон – так как связь восстанавливают после оплаты сразу и без штрафов, а вот электроэнергию как раз со штрафом, налететь на которой было бы неприятно.

Задержка оплаты за квартиру тоже обычно заканчивается лишь получением долговой квитанции, в худшем случае небольшими пенями, оттого «перехватить денег» в долг у единого расчетного центра мне всегда казалось достаточно безобидным делом.

Отступление первое:

Кто думает, что на благословенном Западе вполне можно проделать ту же процедуру, глубоко ошибается. Из неоплаченной квартиры могут выселить на следующий же день после просрочки платежа.

При этом никого не будут волновать ваши временные финансовые трудности, как-то отсутствие работы или, наоборот, наличие маленьких детей. Как правило, на Западе, как в Европе, так и в США, счета по договоренности с банком оплачиваются автоматически с карты, и человек скорее уйдет с минус, то есть фактически автоматом получит от банка небольшой кредит, который, впрочем, придется потом возвращать с процентами, чем позволит себе неоплаченный счет за квартиру.

Оплата квартиры в бюджете представителя среднего класса может занять до трети его дохода.

Но и в России так вольничать с оплатой счетов я могла себе позволить только при куда более высоком доходе, чем минимальная пенсия. Теперь же, ограничив себя 12 тысячами, я прекрасно понимала, что моя квартплата — 4,5 тысячи рублей за двухкомнатную квартиру в панельном доме, располагающемся практически на МКАДе, — это весьма большие деньги относительно моего дохода.

Достаточно будет просрочить оплату на месяц, как мне придется голодать — выжить на 12 тысяч минус 9 тысяч квартплаты я не смогу ни при каких раскладах, не говоря уже о счетах за телефон и электричество.

Итак, первое, что я сделала, — это вычла из 12 тысяч дохода 4,5 за квартиру. Осталось 7,5 тысячи.

Прощание с хлебопечкой

Шоковая терапия продолжилась исключением из списка привычных в обиходе вещей, которые уже многие лета делали мое существование весьма приятным, хотя и несколько более дорогим. Но на фоне нормальной заработной платы это вообще не казалось мне тратой денег.

Теперь же был немедленно поставлен крест почти на всех предметах бытовой техники. Я убрала в дальние ящики такие приятности, как хлебопечка с ее предложением подавать мне горячие булочки к завтраку, что требовало включить ее на всю ночь в сеть, установив таймер на нужное время. А вместе с ней микроволновку, мультиварку и даже электрический чайник.

Всплакнув над собственной глупостью, когда вместо обыкновенной газовой плиты я купила отдельно панель (хорошо, не электрическую) и электрический духовой шкаф, я мысленно распрощалась с последним.

И, буквально уже рыдая, объяснила себе, что посудомоечной машины тоже больше не будет. Ведь не секрет, что именно нагревательные приборы «жрут» огромное количество энергии, да к тому же и порошок для посудомоечной машины нынче непозволительно дорог — почти в тысячу встало бы мне месячное его потребление.

Таким образом, я перешла на природный газ, слава богу, Россия — его родина. В результате такого радикального секвестра мой счет за электрическую энергию похудел примерно на тысячу.

Все, что я могла себе теперь позволить, это зарядку сотового телефона с любимым гаджетом, и свет, причем не по всей квартире, что удобно вечером, а только в той комнате, где в данный момент нахожусь, и уж не дай мне бог забыть про него на ночь в ванной или туалете.

Добавив к трате на электрическую энергию оплату телефона, Интернета (без него я существовать отказывалась) и сотового телефона, исходя из возможности отправлять СМС и принимать входящие вызовы, я осталась при своих 7,5 минус 2 — итого 5,5 тысячи. На эти деньги и предстояло фактически прожить месяц.

Хорошо еще, что мне, по логике вещей, как предполагаемой пенсионерке, полагался бесплатный проездной, поэтому оплату дороги я позволила себе совершить из неэкспериментальных денег.

Отступление второе:

А как «у них»? Наверное, многие будут сильно удивлены, но у них все даже намного хуже. В зимне-осенний период Европа, включая самые благословенные, с нашей точки зрения, страны, такие, например, как Великобритания, элементарно замерзает.

Во многих домах, особенно если речь идет о Великобритании, нет центрального отопления, и люди вынуждены обогревать квартиры дополнительными отопительными приборами, использование которых реально очень дорогое удовольствие. Пенсионерам это, как правило, не по карману, да и не все работающие могут позволить себе существовать в тепле.

Поэтому для Европы считается нормой жилье особо не отапливать, а просто очень тепло одеваться, находясь в квартире, и использовать электрическое одеяло ночью.

В Швейцарии, по рассказам перебравшихся туда россиян, не считается зазорным спать в свитере и шапке, а за открытую для проветривания форточку можно немедленно получить нагоняй от хозяина жилья, которому соседи в считаные минуты настучат, что ты разбазариваешь тепло.

Мыльная опера

Итак, я минимизировала расходы, расплатилась по всем необходимым счетам и на 5,5 тысяч планировала прожить 30 дней.

Впрочем, до расчета меню было еще далеко. Сначала необходимо было позаботься о своей гигиене и уборке жилища. На моющие и чистящие средства ушло еще триста рублей — при том, что половину требуемого я купила в магазинчике одной фиксированной цены «все по 45 рублей».

Там удалось приобрести 5 кусков хозяйственного мыла, гель для душа, зубную пасту, чистящее средство, бумажные полотенца и стиральный порошок в общей сложности за 270 рублей.

Шампунь — на нем экономить мне не хотелось — обошелся еще в 150 рублей, итого 430.

Еще на семьдесят были закуплены: нашатырный спирт, перекись водорода и сода. Сочетания последних позволили мне сэкономить почти тысячу рублей на дорогих пятновыводителях и отбеливающих средствах, в основе которых, сколько бы они ни стоили, и лежат вышеперечисленные компоненты.

Таким образом мой кошелек, однако, полегчал еще на пятьсот рублей, и его содержимое составило уже пять тысяч.

Еще некоторую сумму я решила потратить в аптеке, закупив заранее максимально дешевые лекарства, которые могли бы помочь при внезапной простуде.

Вместо распиаренных дорогостоящих препаратов, цена которых просто зашкаливала и их покупка потянула бы на две тысячи рублей, я купила копеечные даже с учетом последних подорожаний. Самый дешевый антивирусный препарат обошелся в 70 рублей, а всего кошелек облегчился в аптеке на 100.

Отступление третье:

На Западе, в отличии от России, аптеки не заменяют поликлиники и фармацевт не будет работать для вас добровольным консультантом по применению любого препарата.

Там, чтобы приобрести практически любое лекарство, даже банальные капли в нос с антибиотиком, придется сперва получить рецепт у врача, что связано и с потерей денег, и со значительной тратой времени.

Продуктовые хитрости

«Пятисотку» — мало ли что случится! — я отложила на черный день. Оставшиеся 4400 поделила на четыре недели. Итого на продукты еженедельно я могла потратить только 1100 рублей.

Изучение ассортимента в ближайших супермаркетах позволило сделать следующую продуктовую калькуляцию на неделю: молоко 5 пакетов по 45 рублей литр (по такой цене продается молоко короткого срока хранения в мягких пакетах, его цена примерно на 15–20 рублей дешевле молока в жесткой упаковке, что дает почти сто рублей экономии в неделю; хранить такие пакеты без всяких проблем можно в морозильной камере холодильника) — 225 рублей.

Два пакета кефира — 90 рублей, три батона белого хлеба и две буханки черного — 110 рублей.

Бутылка подсолнечного масла — 100 рублей (поскольку одной бутылки вполне хватает на месяц, каждую следующую неделю на эту сотню я покупала поочередно: пачку сливочного масла (110 рублей), 250-граммовую пачку сметаны (85 рублей), пачку творога (75 рублей).

Рис, гречка, геркулес — каждой крупы по килограмму — забрали у меня еще 150 рублей. При этом все крупы пришлось выбирать необработанные, долгого варения. Самые дешевые сорта были размещены на нижних полках супермаркетов, где их не каждый заметит, если не искать специально, они оказались дешевле красиво расфасованных, мытых, подвергшихся паровой обработке круп в три, а некоторые – например рис – и в четыре раза.

Картошка, лук, морковь, свекла и черная редька по цене от 25 до 35 рублей за кило унесли еще 200 рублей.

За шестьдесят рублей удалось купить десяток яиц.

На сто рублей я попросила завесить хорошего рассыпного чая, про кофе же старалась не думать вовсе, а лишь настойчиво вспоминала о вреде кофеина, чтоб не было так мучительно больно. Спасибо еще, что я не любительница сахара и почти его не ем.

Что касается мяса, не говоря уже про сыр и колбасу, то рисовалась благословенная перспектива забыть про них навсегда. Но становиться вегетарианкой мне как-то не хотелось.

Еще раз пробежав по схеме расходов и поразмыслив, откуда отжать еще хотя бы сотню, скажем, на полкило куриных грудок, я нашла единственное узкое место — вода.

Действительно, если, например, не принимать ванну, а ограничиваться душем, мыть полы не так, как я привыкла — меняя воду в ведре два, а то и три раза, а из расчета 10 литров на всю уборку, выключать воду во время чистки зубов и пользоваться стиральной машиной только с минимальным нагревом воды, то, пожалуй, мне удаться наскрести даже на целую курицу в неделю.

Отступление четвертое:

Средний класс в Европе, как, впрочем, и в США, отнюдь не жирует, как мечтается многим россиянам. Никто не поедает устрицы и дорогие сыры тоннами, скармливая остатки домашним животным. Увы.

Среднеобеспеченный европеец или американец активно использует скидочные купоны, которые собирает всю неделю. Только в России использование скидочных дней, часов и талонов считается уделом неудачников и презирается до такой степени, что признаваться в таком унижающем достоинство образе жизни приравнивается к позору.

Для Европы это просто норма существования. Более того, на вас посмотрят косо и вынесут вам общественное порицание, если такой возможностью сэкономить вы позволите себе пренебрегать.

Что касается горячей воды, то как раз ее экономия в благословенных в нашем воображении краях доходит до абсурда. Например, для многих на Западе нормой считается включать душ на 40 секунд, чтобы смочить тело, после чего в процессе его намыливания вода выключается и включается еще на сорок секунд, чтобы ополоснуться. Иначе дорого.

А дорого по европейским понятиям — это не «нельзя, но если очень хочется, то можно», как у нас, а просто нельзя и все. Поэтому мы с удивлением и взираем на то, как иностранцы, оказавшись в России, могут по два часа лежать в горячей ванне, бормоча притом, что Россия — «сумасшедшая страна, не умеющая экономить».

Без кота и без ветрил

Социальный эксперимент, на который я решилась, показал, что на минимальную пенсию выжить в принципе можно, но жить нельзя.

Такой образ существования, когда стрижка в парикмахерской даже по «пенсионным» ценам (в нашем районе удалось найти простую стрижку всего лишь за 150 рублей) становится серьезной брешью в бюджете, жизнью назвать сложно.

И даже домашнее животное в утешение не заведешь, ибо котики нынче дороги. Содержание кота или небольшой собачки обойдется как минимум в тысячу рублей в месяц (причем без учета услуг ветеринара, которые могут потребоваться в любой момент), а это уже очень серьезная нагрузка и на без того скудный бюджет.

Только не говорите, что жить на 12 тысяч в месяц — это крайность и сейчас никто, ну или очень мало кто, на такие деньги живет.

Не забывайте с матерях-одиночках с ребенком, а то и с двумя детьми, о взятых кредитах, об отнюдь на призрачной возможности потерять работу и о многих других кризисных ситуациях.

Я уже не говорю про людей с заболеваниями, которые невозможно вылечить копеечным сиропом, и ежедневный прием лекарств может легко оставить вас не только без заначки в пятьсот рублей, но и без молока и чая.

Опять же ситуация с чертой бедности в 12 тысяч не предполагает покупки одежды и обуви. Хорошо, если ваши стесненные обстоятельства — это временная проблема и уже имеющейся одежды вам хватит на пару-тройку ближайших лет.

А если нет? А если у вас дети, которые стремительно из всего вырастают? Не говоря уже о необходимости покупки для них школьных принадлежностей, книг, игрушек и сладостей.

Да и такие «мелочи», как сотовый телефон, я посчитала априори имеющимися, то есть оставшимися в наследство от лучших времен.

Про отдых и вовсе говорить не приходится — нашлись бы деньги на семена, чтобы посадить их на даче и за счет выращенного урожая (картошка, морковь, капуста, ягоды, яблоки) значительно снизить расходы на еду – и то было бы счастьем. А за дачу ведь тоже нужно что-то платить — то же электричество.

Впрочем, в Москве можно, если хорошо поискать, многое найти бесплатно.

Во-первых, даже оставшись без работы, вы вполне можете прелестно выглядеть. Причем за «спасибо». Ведь многие центры красоты, обучающие студентов, регулярно приглашают желающих побыть моделями для новичков.

Правда, там вас подстригут не как вам хочется, а как надо мастеру, но сделают это бесплатно. А также подарят и маникюр, и педикюр, и косметологические процедуры, и даже окраску волос (краска, правда, ваша). Более того, вам могут на халяву сделать даже профессиональный макияж!

В Москве вполне реально бесплатно подкормиться на презентациях новых продуктов, которые в выходные и в вечернее время часто проходят в крупных дорогих супермаркетах.

В Москве можно бесплатно поучиться, начиная с чтения нужных книг в бесплатных читальных залах библиотек и заканчивая бесплатными курсами иностранных языков, которые существуют при посольствах и культурных центрах.

В Москве можно существенно сэкономить на одежде или покупке мяса, если вступить в группу «коллективного пользования». Такие группы заказывают одежду или продукты по оптовым ценам, что в два раза ниже рыночных, и делят партию между собой.

В Москве можно по объявлению найти бесплатно крупные вещи, которые люди отдают просто за самовывоз, а одежду получить в ближайшем храме или социальном пункте, куда ее приносят более обеспеченные люди.

В Москве можно со значительной скидкой купить фирменную косметику и даже духи, упаковка которых помята или порвана, и товарный вид тем самым испорчен.

В Москве, наконец, всегда можно подработать расклейкой или раздачей объявлений, живой рекламой, стоя с баннером на улице, или съемкой в телевизионной или сериальной массовке.

А вот те, кто живет не в Москве и их прожиточный минимум ниже 12 тысяч.

Перефразируя Ленина, вполне можно сказать, что в России из всех искусств важнейшим для нас является отнюдь не кино, а искусство выживать.

Заголовок в газете: Нищета спасет мир
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27018 от 28 января 2016 Тэги: Кризис, Пенсии Места: Россия, Москва

Лайфхаки наших бабушек. Как прожить на пенсию в России

Коллаж © L!FE. Фото © РИА Новости/Павел Лисицын// © Wikimedia Commons

Размер российских пенсий удручает. Но протянуть от получки до получки как-то надо, и пенсионеры научились экономить. Лайф узнал, как и на чём.

Пересмотр бюджета

Александр, Саратов, 65 лет: У нас с женой пенсии по 10 тысяч. Она подрабатывает уборщицей, получая ещё столько же. Помогают родственники, у которых есть свой дом за городом — там куры, яйца, мясо (свинина). Постоянно пересматриваем бюджет, недавно отказались от “Триколора” — сэкономили тысячу рублей. На рынке иногда можно купить подпорченные фрукты и овощи — мороженые яблоки, например, отдаются едва ли не даром, а пирог из них можно хороший приготовить. Все свои траты записываем — даже покупка копеечной морковки идёт под запись, так намного проще отслеживать бреши. В ремонт ничего не носим — жена отлично шьёт (это, кстати, ещё один способ подработки — то брюки кому-то подошьёт, то рубашек соседу нагладит), а я, слава богу, починить могу всё что угодно — от отвалившейся подошвы ботинка до сантехники.

Колхоз: коллектив и хозяйство

Галина, Пестрецы (Татарстан), 60 лет: Я являюсь инвалидом 3-й группы, и моя пенсия составляет почти 13 тысяч. Счастье, что я живу с мужем: вместе у нас получается прожить на одну пенсию, а вторую — отложить, ведь надо детям помогать! Они в Казани, молодые, у них много потребностей! Самым главным способом экономии у нас является покупка товаров со скидкой: если идёт какая-то акция, например на курицу, то мы её покупаем и всю неделю питаемся только курицей и производными блюдами. Ещё и в морозилку можем положить. Очень спасает дача — заготавливаем всякие соленья, варенья и прочее. Раньше выращивали картошку, но сейчас уже перестали — хлопотно с ней! К тому же, бывает, воруют. Сейчас мы покупаем картошку по осени и сразу мешками, едем для этого в деревню.

Фото: © РИА Новости/ Константин Чалабов

Эмиграция

Валентина, Удачный (Якутия), 57 лет: Моя пенсия составляет 22 тысячи рублей в месяц. На эти деньги в Якутском регионе прожить абсолютно нереально: цены в магазинах невероятные из-за сложной транспортировки (доставка только самолётом), подсобного хозяйства никакого нет: вокруг полутундра. Разве только летом, рискуя быть сожранным мошкой и комарами, можно пособирать в тайге грибы и ягоды. Коммуналка съедает б ó льшую часть пенсии. Абсолютно все пенсионеры работают. В возрасте 50–60 лет все люди уезжают на материк, где довольно безбедно можно жить на северную пенсию — вот и главный лайфхак.

Настойки и сдача жилья

Алевтина, 64 года, Калининград: Я получаю около 9 тысяч, а вот у мамы выходит почти 40! Во-первых, она герой труда, во-вторых, участник ВОВ, а ещё — участник штурма Кёнигсберга. Но её 40 тысяч — случай уникальный.

Раньше многие жили тем, что закупались продуктами в Польше. Для жителей Калининграда был упрощённый въезд. Сейчас ввели визы, но всё равно многое закупается в Польше — от продуктов до сантехники. Некоторые даже бизнес ведут, организуя всякие шоп-туры! Тоже, кстати, способ приработка.

Ещё один способ — производство домашних настоек и наливок. Потом этими бутылками можно расплачиваться с сантехниками и рабочими, которые могут по саду помочь. А некоторые практикуют репетиторство и сдачу квартиры или комнаты в аренду на сервисах типа Airbnb.

Фото: © РИА Новости/Алексей Мальгавко

Оптовые закупки

Ирина, Новомосковск (Тульская область), 60 лет: “Новомосковскбытхим” — это градообразующее предприятие, весь город построен вокруг химкомбината, и карьера почти всех жителей связана с ним. А это пенсии (кстати, уже с 45 лет) с надбавками. Плюс в 1986 году горожанам присвоили статус чернобыльцев — это ещё прибавка. Большинство моих ровесников, хоть уже и являются пенсионерами (я, например, получаю 15,5 тысячи рублей), продолжают работать.

Экономия простая: в шаговой доступности находятся продуктовые базы и оптовые магазины типа “Метро”. Соответственно, и цены там вдвое ниже. Но качество гораздо выше, чем, например, в Москве — у нас всегда всё свежее и вкусное. Дети домой в Москву возят и мясо, и рыбу! Да и дачи есть практически у всех — их выделяли в 80-х. Там многие выращивают что-то, закрывают на зиму. На рынке бабульки продают свои урожаи, но это скорее образ жизни, чем нужда. Хотя всё-таки прибыль.

Умение считать

Мария, Красноярск, 81 год: Моя пенсия — 20 тысяч рублей. Хватает с избытком! А всё потому, что бюджет соблюдаю очень чётко. Каждый месяц я расписываю предстоящие расходы. 4 тысячи на питание (по тысяче в неделю). В список чаще всего входят курица, сыр, молоко, сметана, творог, хлеб, капуста, картошка, лук, морковка, свёкла, конфеты шоколадные и зефир в шоколаде (это всегда есть в доме!), пирожное-мороженое. 3,5 тысячи уходит на лекарства — покупаю в самой дешёвой аптеке, куда езжу раз в месяц. 2,3–2,5 тысячи — за квартиру (коммунальные платежи), 400 рублей — за свет и ремонт.

А ещё есть “фонд” — 5 тысяч, которые я могу тратить на деликатесы и просто то, что хочется купить — фрукты, куриную руляду, копчёную кету. Из этого же “фонда” оплачиваю редкие поездки на такси и покупаю что-то для души, хоть и редко. А можно эти деньги и на развлечения потратить: вот приедет внучка из Москвы, мы пойдём в ресторан, в который ходили к сыну на день рождения. Там такая кухня! И девушка с парнем очень хорошо поют! Я плачу, а то внучка и так тратится на билет!

И ещё от пенсии остаётся 5 тысяч — это на отмечания праздников и на подарки к дням рождения родственников. Эти деньги полностью не расходуются, я их откладываю — за 2016 год накопила 50 тысяч. Хоть мне и за 80, я очень хорошо, до копеечки, помню все цены, даже на те товары, которые уже больше года не покупаю! А сдачу, которую мне должны выдать, всегда считаю заранее — в уме, прямо в торговом зале, когда уже определюсь с покупками. И кстати, периодически ловлю продавцов, случайно или специально пытающихся меня обсчитать, — тоже способ экономии!

Фото: © РИА Новости/Кирилл Каллиников

Диетическое питание

Таиса, Ростов-на-Дону, 62 года: Я получаю 11 тысяч рублей. Самые главные мои секреты выживания — покупки со скидками и летние заготовки. Большинство сетевых магазинов, вроде “Магнита” и “ОК”, постоянно проводят всякие акции вроде “купи две банки горошка и получи третью бесплатно” — вот и покупаю. Выручают диетические постные супчики: кладёшь побольше недорогих овощей, обходишься без мяса, и вот обед на неделю уже готов. А мясо — от него всё равно холестерин сплошной. К зиме готовлюсь заранее: покупаю ягоды и овощи на рынке и замораживаю, засаливаю, варю варенья, мариную — закрываю, в общем.

Отказ от брендов и банковские вклады

Генрих, Москва, 79 лет: Мы с женой ровесники, а пенсия разная. У меня большой рабочий стаж — 50 лет, а пенсия 17 тысяч, у жены — 20 тысяч (с надбавкой за инвалидность, за отказ от лекарств и за стаж работы в 48 лет). Все наши, как выражается молодёжь, лайфхаки заключаются в долгих прогулках: мы выходим с утра и два часа гуляем по району, заглядывая в магазины, — и для здоровья такой моцион полезен, и товары дешёвые находим. Как выберем что-то — обязательно состав смотрим, чтобы безо всякой гадости было.

Ещё один важный способ экономии — покупка фармацевтического справочника. В нём перечислены аналоги всех лекарств. Назначит нам врач что-нибудь, мы в справочнике поглядим и купим тот же самый препарат в десять раз дешевле — действующее лечебное вещество то же самое, а название другое и производитель попроще. За бренд не переплачиваем.

Ещё у нас есть льгота за квартплату — 50%. Есть накопления, сделанные ещё во время работы, в которые приходится влезать и которые, увы, не очень-то и пополняются. Хотя мы придумали относить эти деньги в разные банки под проценты. Прибыль, конечно, смешная выходит, но хоть что-то!

Фото: © РИА Новости/ Александр Кряжев

Не в службу, а в дружбу

Наталья, Санкт-Петербург, 83 года: Моя пенсия — 13 тысяч. Помогают дети, которые, правда, живут далеко — в Москве. Они покупают мне дорогие лекарства и одежду. И ещё я не могу жить без театров — у меня очень насыщенная светская жизнь в Петербурге, поэтому я и не переезжаю в Москву. Но билеты купить пенсионеру совершенно нереально, выручают многочисленные знакомства — у меня есть приятельницы, работающие как в крупнейших театрах города, так и в тех, что поменьше. Кто-то выписывает контрамарки или приглашения, а в некоторых театрах потихоньку проводят через служебный вход. На какие-то спектакли продаётся несколько очень дешёвых билетов — можно купить рублей за сто, а потом, после третьего звонка, просто пересесть. Я — заядлая театралка, и мне это в большую радость!

Оптимизм

Таисия, Ладовская Балка (Ставропольский край), 77 лет: Я получаю 15 тысяч рублей. Трачу всё в основном на еду из магазина. Раньше-то выращивали всякое в огороде, да б ó льшую часть перестали, так как всё это теперь проще купить в магазине. Но всё-таки что-то пока выращиваем, а ещё до сих пор держим свиней, уток и кур, так что это помогает сильно. Не скажу, что мне приходится экономить, — вроде на всё хватает, ещё и внуку на машину откладываю помаленьку. Вообще, я чувствую себя барыней: всю жизнь делала всё своими руками, жила в избе, а сейчас у меня большой кирпичный дом в селе, своё хозяйство, всё под рукой, есть водопровод и вместительные холодильники — что ещё-то надо?

Живу с сыном в коммуналке: чистилище за 5000 рублей+к/у

Реально семья состоит из трех человек, но мама ребенка прописана в подмосковье.

Теперь вопрос: если дом будут сносить (а он старый, 30-ых годов постройки), то что положено прописанным отцу с ребенком?
С одной стороны, припоминаю что-то про 18 квадратов на человека. И тогда могут вроде дать однушку.
С другой стороны, по закону 29 г. Москвы, однушку могут давать только супругам. А отец с сыном супругами не являются, и вроде светит уже двушка площадью от 36 до 54 квадратов.

BadStrateg

quote: отец и сын (7 лет), договор социального найма составлен только на них.
Квартира не приватизирована

Andrew Nik

И, потом, получается ухудшение жилищных условий.

quote: Originally posted by Andrew Nik:

И, потом, получается ухудшение жилищных условий

Нам влегкую ухудшили. при сносе пятиэтажки дали двушку вместо трешки на троих, по общей площади тупо. Две бетонные незастекленные плиты, гордо названные лоджиями, включили в общую площадь – и привет! Квартира была приватизирована.
А вот с муниципальными квартирами было наоборот: давали по количеству имеющихся комнат.

quote: Originally posted by Пуля2007:

Нам влегкую ухудшили. при сносе пятиэтажки дали двушку вместо трешки на троих, по общей площади тупо. Две бетонные незастекленные плиты, гордо названные лоджиями, включили в общую площадь – и привет! Квартира была приватизирована.
А вот с муниципальными квартирами было наоборот: давали по количеству имеющихся комнат.

Два вопроса:
На каком основании сносилась пятиэтажка?
Было ли общее собрание собственников, на котором принималось решение о судьбе имущества (дома, участка)?
Вы пробовали обратиться в суд по поводу неравноценности предоставленной взамен площади (этак можно и балкон счесть за ОП, но жить-то там как)?

quote: Originally posted by revolved:

Два вопроса:
На каком основании сносилась пятиэтажка?
Было ли общее собрание собственников, на котором принималось решение о судьбе имущества (дома, участка)?
Вы пробовали обратиться в суд по поводу неравноценности предоставленной взамен площади (этак можно и балкон счесть за ОП, но жить-то там как)?

Пятиэтажка сносилась планово, в связи с ветхостью, под строительство нового дома. Никаких собраний собственников не проводилось.
А судилась с нами сама префектура, ибо мы отказались подписывать договора приема-передачи квартир.

И пока мы решали, что делать, изучали ЖК и различные Постановаления, искали адвоката, пришла повестка в суд. В суде наши аргументы не были приняты, основание для равноценности было – общая площадь квартиры.

Трешка была общей площадью без балкона 57,9 кв м, а двушка в новостройке вместе с двумя лоджиями “потянула” аж на 64 кв м, без лоджий – 56 кв м. Эти лоджии и стали решающими в нашей неравной битве с префектурой. На каком основании лоджии были приплюсованы к общей площади квартиры – осталось загадкой.
Наверное, грамотный адвокат мог бы нам тогда помочь, но История не любит сослагательных наклонений.

quote: Originally posted by Пуля2007:

Пятиэтажка сносилась планово, в связи с ветхостью, под строительство нового дома. Никаких собраний собственников не проводилось.
А судилась с нами сама префектура, ибо мы отказались подписывать договора приема-передачи квартир.

.
Наверное, грамотный адвокат мог бы нам тогда помочь, но История не любит сослагательных наклонений.

Спасибо. Еще вопросы, можно?
Давался ли выбор новой квартиры? Каково качество нового дома? Сколько в нем этажей, квартир? Он лучше-хуже, по сравнению с пятиэтажкой? Каких годов постройки была пятиэтажка? Интерес вызван исследованием имущественных отношений общества и государства, возникающих при продвижении и реализации градостроительных проектов.

Плановая ветхость. Понятно. В СПб пытались повторить этот же прием. Вскользь упомянул об этом здесь: http://forum.guns.ru/forummessage/125/545828.html

quote: Originally posted by Пуля2007:
Очень уютный был зеленый дворик, ухоженный дом. Ветхость. этот “ветхий” дом простоял бы ещё лет 50.

Читайте также:  Лучшие многоразовые сумки для хранения продуктов, которые заставят вас навсегда попрощаться с пластиком
Ссылка на основную публикацию